Учение есть попытка формулирования и практического воплощения переживания Истины, Божественного.

Учение — это всегда компромисс между тем, что переживается, и тем, что можно выразить. Язык, на котором высказывается Истина, вносит ограничения. Возможности понимания окружающих ограничивают того, кто говорит, как и их же обусловленность.

Учение — это всегда упрощение, ни одно учение не может передать полноту реальности. Тем не менее, будучи упрощённым, с точки зрения переживания Истины, оно будет восприниматься как достаточно или даже очень сложное человеком, впервые с ним познакомившимся.

В этом случае учение всегда должно быть сложным, чтобы, работая с ним, постигая уровни его смыслов, человек мог растить собственное понимание.

Любое мало–мальски значительное учение всегда обрастает комментариями тех, кто изучает его или следует ему. Благодаря этим комментариям учение либо становится более понятным и, в то же время, лучше осознаётся его значимость; либо оно извращается до неузнаваемости. Причём и то и другое может быть проделано различными комментаторами с одной и той же книгой. Одни развивают учение, внося в него новые уровни смыслов, способствуя возможности развития более тонкого понимания у последователей; другие же, выпячивая один из аспектов учения и искажая его, создают почву для возникновения религиозного фанатизма и нетерпимости.

Любое послание имеет теоретическую часть, излагающую знание, и вытекающую из него практическую часть, имеющую целью получение искателем опыта. Знание без опыта способствует развитию пустопорожнего умствования, разновидности интеллектуальной мастурбации; опыт без знания приводит к примитивным формам суеверно–мистического понимания мира.

Поэтому тот, кто знакомится только с теоретической частью учения, например, прочитав книгу, может, конечно, получить общее представление о нём, но не будет иметь глубокого понимания и, тем более, не достигнет переживания того, кто стал его проводником.

Тот, кто ищет, тот найдёт. Искренне ищущий всегда, рано или поздно, обретает учение, соответствующее его типу и возможностям. Постижение учения требует усилий, но в этой жизни всё требует усилий, а какая ещё цель выше слияния с Божественным? Какая ещё цель оправдывает наше кратковременное существование и позволяет нам не исчезать с приходом смерти?