Ожидания лежат в основе того, что люди называют отношениями, которым придаётся невероятная ценность. На ожиданиях предсказуемого поведения строится всё общение между людьми. Например, вы идёте в гости. Вы рассчитываете на то, что хозяева будут вам рады и гостеприимны. Хозяева тоже ждут, что вы будете в меру вежливыми и внимательными, оцените их усилия по подготовке к вашему приходу вкусный ужин и новые занавески. Вы улыбаетесь, вам улыбаются, и всё это часть общественного договора, который вы подписываете, согласившись прийти в гости.

Вы не можете знать в этот момент, насколько искренней является реакция хозяев на ваши действия, вы только надеетесь на то, что она искренняя. Самый последний в мире лгун всегда надеется на то, что его лжи поверят и примут её, и в принятии его собственной лжи окружающими концентрируются все его надежды и ожидания. Если вы не готовы оправдать ожидания окружающих или прямо и грубо нарушаете их, готовьтесь пожать гроздья гнева, стать изгоем, а может быть, и распятым.

Что вы ждёте от близких? Чтобы они приняли вас такими, какие вы есть, или хотя бы такими, какими вы стали, чтобы им угодить. Они близкие, это ваша связь с источником существования, с миром и, через цепочку родственников и перерождений, это ваша связь с Божественным. Вы бессознательно, автоматически ждёте к себе особого отношения. Иногда это отношение присутствует, иногда оно становится бичом, через который вам вбивается неуверенность в себе и чувство вины за то, чего вы никогда не делали, но могли бы сделать, если бы ваши близкие не были столь бдительны, удержав вас от этих тяжелейших проступков.

Ожидания это тот бесконечно зыбкий материал, на котором пытается стоять эго. Эго хочет быть оценённым, эго нуждается в признании, молчание окружающих по отношению к себе оно воспринимает как оскорбление.

Ожидание одобрения или осуждения от окружающих людей превращает нас в безумцев, которые становятся полностью зависимыми от добрых (или не очень) слов в свой адрес. Все знают басню о петухе и кукушке, но никто не понимает её, никто не понимает, что вокруг точно такие же люди, ожидающие от нас оценки их внешнего вида, ума, профессиональных качеств и сексуальности.

На ожиданиях стоит всё наше восприятие мира. Мы надеемся на то, что завтра будет хорошая погода, это ожидание; мы верим в то, что после смерти наша душа будет по справедливости заключена в рай или ад это ожидание; нам нравится думать, что любовь человека противоположного пола будет вечной или хотя бы продлится до нашей смерти, после которой нам уже будет всё равно, и это точно такое же ожидание, как и все предыдущие, навеянное страстью, желанием постоянства и страхом конфликтов.

Любое ожидание, чего бы мы ни ожидали, приводит нас к зависимости и страданиям, потому что ожидание это всего лишь форма желания; точнее, ожидание один из признаков не всегда осознаваемого желания.

Когда ожидание не имеет объекта, на который оно направлено, оно делает нас бдительнее, становясь формой медитации. Ожидание чегото конкретного делает нашу жизнь наполненной и не такой скучной, например, особенно если мы ждём матча любимой команды или выхода новой книги любимого автора; с точки зрения духовной работы в таком ожидании мы теряем гибкость восприятия и становимся готовыми страдать, когда наша команда проигрывает, а любимый писатель умирает. Ожидание определённого отношения к нам делает нас счастливее, когда ожидания сбываются, и несчастными во всех остальных случаях.

Ожидания уводят нас в будущее, и при этом не важно, ждём ли мы от жизни хорошего или плохого, поскольку в этот момент мы теряем связь с текущей ситуацией и становимся бессознательными. Чего бы мы ни ждали, свидания ли с любимым человеком или гибели врага, впадание в состояние ожидания напоминает погружение в сон, полный сновидений, отождествившись с которым мы попадаем то в иллюзию счастья, то в иллюзию горя, так и не потрудившись узнать, что же с нами происходит в этом мире на самом деле.