В психиатрии иллюзиями называются нарушения восприятия, когда мы в силу оптических искажений или плохой видимости, например, в темноте, ошибаемся в оценке окружающей нас реальности. Классический пример оптической иллюзии — чайная ложка в стакане с водой. Со стороны из–за преломления водой лучей света ложка выглядит согнутой, даже сломанной, хотя на самом деле она цела–целёхонька. Другой род классической иллюзии, когда в дело вмешивается ум, приводится во многих индийских писаниях. В этом примере человек, идущий по дороге вечером в местности, где водятся змеи, видит лежащий на дороге обрывок верёвки, и, поскольку он ждёт появления змей, вместо верёвки он видит змею и пугается.

Иллюзии в понимании мистиков — это наши представления о реальности, которые возникли и зафиксировались при пропускании всего спектра внешних впечатлений через призму ума. Ум, пребывая в постоянной активности, используя как базис заложенные в него программы обусловленности, постоянно продуцирует различные формы грёз, в которых и преломляются сигналы от всех органов чувств, контактирующих с окружающей действительностью. Вам пришла в голову мысль — это грёзы, это светофильтр, окрашивающий всё ваше восприятие реальности в данный момент времени. Светофильтр пропускает через себя лучи определённой длины волны, отсекая другие. Известная поговорка гласит: «Вор, глядя на святого, будет видеть только его карманы», и точно так же мужчина, думающий о сексе, глядя на женщину, будет видеть только её тело, да и то не всё. Таким образом, когда мы отождествлены с эмоциями или мыслями, со страхами или желаниями, мы не можем объективно воспринимать реальность и уж, тем более, видеть свою ситуацию. Довольно часто люди, смотрящие на нас со стороны, знают нас больше, чем мы сами, и, несмотря на то, что они видят нас через призму собственных грёз, они довольно часто оказываются правы относительно нашего положения.

Ум грезит, порождая иллюзии. Через процесс воспитания логически закреплённые обоснования иллюзий передаются подрастающим поколениям, и через каких–нибудь пару сотен лет заблуждения одного становятся аксиомой для всех. В этот момент для тех, кто усвоил данную аксиому, иллюзии становятся неотделимы от реальности.

Самая печальная из всех имеющихся у человека иллюзий — это чувство его отделённости от всей полноты существования. Низшее я, формируемое через ум, реализуясь через отрицание, создаёт постоянное чувство изолированности и отделённости у каждого, кто с ним отождествлён. В результате этого появляются истории, в которых человек отделён от Бога, а Бог отделён от собственного творения; и у человека нет никаких способов быть в гармонии с окружающим миром, как только подобно бездушному роботу следовать полученным через посредника заповедям. Но даже тупо следовать заповедям, находясь в постоянных грёзах, в некоторой разновидности транса, практически невозможно. Грёзы, бесконечно возникающие между полюсами страха и желания, — являются нашими хозяевами, а мы их слугами.

Представьте себе лунатика, выходящего среди ночи прогуляться по карнизу. Существует ли у него объективная мотивация для этой опасной прогулки? Если бы мы спросили его самого, когда он бодрствует, то узнали бы, что никаких видимых причин для этого не было. Однако он вышел.Вся убедительная и крайне важная мотивация пришла к нему из грёз и образов его сна. Большинство людей находится в ситуации, мало чем отличающейся от ситуации несчастного лунатика, — их действия диктуются мотивами, имеющими свои корни в грёзах и иллюзиях, порою никак не связанных с реальностью и уходящих от неё всё дальше и дальше. Теряя контакт с реальностью, опираясь на свои иллюзии, человек неминуемо обречён на страдания, потому что любой карниз рано или поздно кончается.

Что же делать с иллюзиями? Единственный способ, существовавший во все времена, но по–разному описывавшийся, — перестать отождествлять энергию собственного сознания с деятельностью ума. Практики, создававшиеся мистиками, были направлены на овладение своим вниманием для того, чтобы разорвать порочный круг отождествлений и направить его освободившуюся энергию вглубь собственного существа, на осознание высшего Я. День за днём прикладывая усилия, мистик владеет своим вниманием всё больше и больше, а значит, отождествляется с чем–либо всё меньше. Через эту работу он развивает волю; овладевая вниманием, он фактически овладевает собой.

Направляемая постоянным усилием самовспоминания, самоосознания, не связанная отождествлением энергия внимания постигает и активирует высшие психические и энергетические центры, приводящие нас к реализации высшего Я и осознанию связи с Единым. Чем больше искатель разотождествлён с кипучей самодеятельностью ума, тем менее он подвержен влиянию иллюзий. Чем более он отделён от судорог и метаний своего ума, тем ближе он к восприятию так называемой объективной реальности, ближе к Существованию. Будучи ближе к Существованию, он может почувствовать связь с ним и, двигаясь в Его ритме, прийти в гармонию с ним. Когда он пришёл в гармонию, ему не нужны никакие заповеди, потому что он слышит песню Существования, чувствует Волю и двигается вместе с ней.