О любви сказано столько, что, казалось бы, уже не­чего добавить. Поэты, певцы и прочие деятели искусств сотворили в общественном сознании идеал отношений, который называется любовью, и принято считать, что без любви жизнь человека лишена чего-то очень важ­ного. При этом разновидностей любви так много, что можно запутаться: тут и любовь между мужчиной и женщиной, родительская любовь, любовь к Богу, Ро­дине, к чтению, к людям и прочее, и прочее. И в каж­дом случае подразумевается, что любовь — величайшее переживание, доступное человеку.

Не пытаясь оспаривать это утверждение, попробуем разобраться, что имеется в виду, когда в очередной раз кто-нибудь говорит: «Я люблю!»

Следует признать, что выражение «я люблю» чаще всего означает «мне нравится». Когда подросток гово­рит: «Я люблю чипсы», это значит, что ему нравится их хруст и солёный вкус. Когда кто-то говорит, что любит читать, он выражает мысль об удовольствии, с которым ум перерабатывает информацию, извлекаемую из тек­ста. Другими словами, в этих случаях понятие любви проецируется на объекты, позволяющие удовлетворять потребности человека в свежих впечатлениях.

Совсем иначе дело обстоит с такими понятиями, как любовь к Родине или любовь к людям. В этих понятиях всегда доминирует тревога («позаботься о Родине и людях»); она является следствием патриотических или человеколюбивых идей, на которых воспитан человек, слово «любовь» в данном случае призвано придать красоту и величие этим идеям. К сожалению, любовь к Богу нередко не имеет никакой связи с сердцем че­ловека, а является всего лишь выражением понятий, впи­танных его умом в раннем детстве. Во всех этих и подоб­ных им случаях слово «любовь» должно укреплять не вполне осознаваемое чувство долга и желание следовать усвоенным идеям вплоть до самой смерти. Впрочем, у большинства людей абстрактные понятия не вызы­вают ничего, кроме абстрактных чувств, и поэтому свои, родные, шкурные интересы у них всегда побеждают лю­бовь к Родине, и только отдельные очень ответственные личности готовы погубить себя ради человечества.

В отношениях между людьми с любовью тоже не всё ладно. То там, то здесь приходится видеть, как под пред­логом переживания этого высокого чувства люди стра­дают и совершают насилие друг над другом.

Возьмем, к примеру, материнскую любовь. Для боль­шинства женщин рождение ребёнка есть способ само­реализации. Мать видит в ребёнке продолжение и расширение себя и гордится любыми его успехами как своими. Присутствует ли в таком отношении любовь? Да, конечно, но она существует бок о бок с огромным количеством желаний матери, проецирующихся на дитя. Если сравнить любовь с чистым золотом, а желание с медью, то чувства женщины будут напоминать сплав этих металлов в соотношении примерно пятьдесят на пятьдесят. Чем эгоистичнее мать, тем больше желаний присутствует в её отношении к своему чаду. Желания, соответственно, влекут за собой всю гамму эмоций — от радости до страха. Исходя из своих мечтаний и искренне желая ребёнку добра, мать начинает давить на него, тре­буя соответствия своим ожиданиям. Неправильное по­ведение вызывает материнский гнев или печаль, дитя осы­пается упреками, и в нём развивается чувство вины... Не удивительно, что, стремясь избежать навязываемых тре­бований, многие молодые люди готовы сбежать из семьи куда угодно — хоть в другой город, хоть в наркотическое забытьё. И фразы вроде: «Зачем ты так поступаешь, ведь я же люблю тебя и всем для тебя жертвую!» — не помога­ют, а только увеличивают страдания обоих.

В отношениях между мужчиной и женщиной про­исходит примерно то же самое. Причём за любовь до­вольно часто принимаются совсем другие чувства.

Люди, переполненные страхом, мечтают о тепле, внимании и заботе. Если кто-нибудь начинает забо­титься о них, они называют свою благодарность лю­бовью. Человек, преисполненный похоти, вступай в сек­суальную связь, становится подвержен страсти, кото­рую склонен называть любовью. Кто-то, влекомый жаждой новых впечатлений, заводит очередной роман и называет это влюблённостью...

Так или иначе, в любви между мужчиной и женщиной всё весьма неоднозначно. Желание любить и быть люби­мым часто приводит к самообману и сменяется страда­нием. Даже когда любовь есть, она смешана со множеством нереализованных желаний, и они омрачают совместное существование влюбленных. Из желания обладания и до­верия возникают страх и гнев, вкупе с соответствующим состоянием ума формирующие чувство ревности. Именно желания вносят в отношения все виды страданий.

Истинная любовь не имеет с желаниями ничего обще­го. Любовь — это полное принятие того, кого любишь, без желания изменить его и улучшить. Любовь не тол­кает нас к действию, потому что она истекает из сердца, а желание действия исходит из ума.

Любовь — одна из форм, в которых Господь откры­вается людям. Она самодостаточна и не зависит от каких-либо других энергий человека. Состояние люб­ви — естественное состояние того, кто реализовал своё истинное Я и осознал свою связь с Творцом. В этом состоянии человек блаженно принимает и мир, и лю­дей, делясь с ними своей благодатью. Он не делит на плохое и хорошее, не ведает гнева и печали.

 Он — чистое золото.