Человек, пытающийся получать Знание, должен быть готов потратить время на подготовку себя к обу­чению. Широко распространенная иллюзия о том, что именно учитель должен уметь адекватно передавать информацию, а ученику всего лишь достаточно сидеть напротив, стараясь не заснуть, не соответствует реаль­ности.

Каждый из нас имеет врожденную способность к обучению, это неотъемлемое качество. Как и любая способность, у кого-то она изначально сформирована и выражена лучше, чем у другого. Если ее не развивать, вы сможете окончить среднюю школу, так и не поняв ни азов высшей математики, ни теории относитель­ности. Весь процесс обучения в наших школах направ­лен на развитие памяти и тренировку внимания; в том, что касается обучения Истине, они тоже нужны, но не достаточны.

Трудность начинающего лежит в его желании полу­чить то, к чему он ещё не готов. В данном случае он похож на сосуд объемом 200 миллилитров, который вообразил себе, что может вместить 200 литров. Учи­тывая, что весь процесс обучения подразумевает в себе процесс трансформации бытия, тот, кто привык полу­чать знания в виде идей, на уровне ума, не может пона­чалу понять, почему передача невозможна сразу же.

Вообще, желание получать, не утруждаясь работой над собой, присуще вначале практически каждому. Человеку, прочитавшему пару книг о духовном пути и понявшему их по-своему, кажется, что все секреты могут быть доступны ему, если он найдет учителя, желающего ими поделиться. На этой стадии ученику даже невозможно объяснить, почему он не может понять того, что, как он думает, ему хочется узнать. Пока человек остается в таком состоянии, он физически не может получать знания: его сосуд всё ещё не готов. В той же степени, как правило, он не готов ни на уровне ума, ни на уровне эмоций, т. е. сердца.

Пока потенциальный искатель не признает и не при­мет данного факта, он ничему не научится. Он будет слышать не то, что ему говорят, считать себя не тем, кем является в реальности. Пока искатель не осознает того факта, что всё, что он узнал о себе и о духовном поиске из книг и телепередач, искажено призмой его ума и автоматически подправлено и отредактировано его обусловленностью, ему не стать учеником. Учиться может тот, кто способен подвергнуть сомнению любую привычную для себя идею, любое представление о себе, о людях и о мире. Только тот, кто готов опрокинуть догмы и преодолеть косность своего мышления, смо­жет воспринять внешний и внутренний мир таким, ка­ким он является.

Одно из основных требований к ученику, требова­ний не внешних, не навязываемых Мастером, а объек­тивно необходимых, — это открытость новому опыту. Искатель не может быть догматиком. Он, по умолча­нию, всегда должен быть готов пересмотреть свои пред­ставления о мире, о Боге и о себе, потому что каждое новое переживание будет корректировать и изменять его знание. Если ищущий не готов к этому, если он ищет не истину, какой бы она ни была, а подтверждение тому, что он напридумывал себе на досуге, он найдет именно то, что ищет, — ещё немного утешающей лжи.

Тот, кто хочет учиться, должен принять как дан­ность, что большая часть его мыслей и оценок возни­кает из ложных предпосылок. Ему придется смириться с тем фактом, что гнев, который он испытывает, так же как и всепоглощающая печаль, ничего не значат и явля­ются пустой тратой энергии. Только приняв этот факт, он получит шанс измениться. Основная ошибка тех, кто претендует на высокое звание искателя, — привязан­ность к разным формам чужого знания, воспринятым как своё собственное, привязанность к нему и готов­ность защищать его до последней капли крови. Это зна­ние о том, каким должен быть достойный человек, это знание о том, что правильно и неправильно.

Критическое отношение к собственным эмоцио­нальным и психическим реакциям — основа учениче­ства. Если вы не можете скептически относиться к лю­бой возникающей у вас мысли, эмоции или желанию, подразумевая, что они берут своё начало от эго и воз­никают под воздействием иллюзий, вы не сможете научиться ничему. Настоящий ученик всегда борется сам с собой и преодолевает свою инерцию, свой страх и все виды собственных заблуждений. Если он не будет го­тов отбросить любую идею, освященную любой тради­цией, он не сможет воспринять ничего нового и знание, доступное ему, будет всего лишь набором штампов. Если человек не будет открыт для восприятия и пере­живания любого, на первый взгляд незначительного, опыта, — он станет догматиком или, если дело уже со­всем плохо, лжецом. Страх перед открытостью, страх перед новизной есть всегда форма самосохранения со­стояния ума. А всякое самосохранение противоречит самой идее поиска истины — ведь огонь уничтожает свечу, не правда ли?