Посвящается Олесе

Страх потерять всё нажитое непосильным трудом знаком каждому из нас. Ум отсчитывает время, деньги, энергию, потраченную на приобретение того или иного любимого предмета, и тычет нас носом в эти сведения: смотри, как нелегко тебе это досталось!

Глупый человек не видит связи между явлениями и считает, будто всё, что с ним случается, есть следствие непреодолимых обстоятельств. Глупый человек всегда счастливее умного.

Умный человек рано или поздно сталкивается с главной особенностью этого мира, которая гласит: всё преходяще. Лавируя между мечтами, обусловленностью и моралью общества, умный человек становится жерт­вой своего ума, который знает, как всё должно быть. Как приспособиться к вечному невезению? Нужно при­думать объяснение. Карма, следствие действий в про­шлой жизни, подойдёт. Принимая такие причины сво­его положения, умный человек становится глупым, и от этого ему легче. Возможно, невезение есть плод вы­бора самого человека, осуществляемого повседневно, и желания жить легко, поэтому любое противодействие воспринимается как катастрофа и повод для того, чтобы купаться в жалости к себе.

Все мы несчастливы ровно настолько, насколько сами этого хотим, и счастливыми или несчастными нас делает отношение к ситуации, в которой мы находимся. Понять это так же просто, как и любую глубокую истину, следовать этому пониманию в жизни нелегко.

Всё, что мы осознаем как проблему, является частью ума; само понятие проблемы — есть его порождение. Поэтому, когда любимые покидают нас, страдает наш ум. Как бы ни были сильны эмоции, как бы ни захлес­тывали нас чувства, страдание всегда порождается умом. Когда умирает кто-то из близких или муж ухо­дит к другой, в привычной картине мира, в созданной умом схеме появляется дыра, с которой нужно что-то делать. Желание стабильности и предсказуемости жизни, желание быть с теми, кто нам дорог, в момент их ухода рождает в нас гнев и отчаяние. Теряется одна из опор, на которых стоит наш мир, всё становится шат­ким и может рухнуть в одночасье. Такое положение нестерпимо для ума, который видит гармонию в закон­ченности и черпает уверенность в давно известных ему ситуациях.

Следствием любого желания является неприятие всего, что противоречит его воплощению. Желание не­изменности и долговечности нашего уютного мирка заставляет нас страдать, когда он рушится.

Ум — величайший консерватор, в способности при­вязываться к мелочам ему нет равных. И когда вам ка­жется, что сердце разбито, что вас предали и плюнули в душу, помните, что все эти чувства вызваны несбыв­шимися ожиданиями. Вы сами вступили в игру под названием «отношения» и наполнили их надеждами, которые изначально не соответствовали реальности.

Трудно быть совершенномудрым и не возлагать на людей свои ожидания, не требовать от них соответствия своим идеям и представлениям о счастье. Трудно иметь сострадание, позволяющее принимать окружающих такими, какие они есть.

Избавившись от ожиданий, мы избавляемся от от­ношений. Если это односторонний выбор, то вы всё равно в игре: хотите вы этого или нет, от вас будут ждать определённых действий.

Когда любимые бросают нас, мы: злимся на них. Когда они умирают, мы гневаемся на Бога... Традиционно  смерть считается более уважительной причиной для разлуки.

Чем сильнее наше отождествление с умом, тем труд­нее пережить расставание. Я видел одних людей, кото­рые годами не могли оправиться после смерти родите­лей; или других, десятилетиями несущих в своём сердце гнев на тех, кто их бросил. Есть мнение, что религиоз­ным людям живётся легче, нежели остальным. Рели­гиозные люди имеют хоть какое-то объяснение того, что происходит в жизни; смерть имеет некий смысл в их глазах, она не выглядит окончательным и бесповорот­ным финалом.

Желание, чтобы близкие нам люди жили вечно, есть, отчасти, наше собственное желание вечной жизни, про­ецируемое на окружающих.

Поскольку страдание есть плод желаний и размыш­лений о будущем вкупе с жалостью к себе, тот, кто мо­жет не страдать, не страдает. Не думать вообще, при этом не заснув и оставаясь в ясном сознании, довольно трудно. Поэтому люди чаще всего пытаются не думать о своей утрате, переключая своё внимание на какую-либо деятельность: заботу о тех из близких, кто ещё рядом, на новые отношения, на работу, в конце концов... Не всегда удаётся переключиться таким образом, чтобы, не подавлять при этом гнев и печаль, которые, накап­ливаясь, вносят тяжесть в состояние человека. И, ко­нечно, существуют такие люди, которые уходят от размышлений с помощью алкоголя...

Все эти способы действуют лишь отчасти, а иногда совсем не действуют, и случается, что человек заболе­вает, ломаясь от такого напряжения.

Кто ушёл — тот ушёл. Наше эго и обусловленность говорят — страдай! Выпей чашу до дна, насладись, жалея себя... С точки зрения работы над собой, с точ­ки зрения внутреннего роста подход должен быть иным. Смерть близкого человека, особенно если она не­ожиданна, конечно же, является большим потрясением и проверкой нашего доверия к Существованию и Богу... Религиозные люди спасаются верой, искатели исполь­зуют эту возможность для работы, для разотождествления с умом. Конечно, они не подавляют своих эмо­ций, а осознанность и усилие в неотождествлении по­могают человеку не потеряться в своём горе. В этот момент не имеет значения, к какой вере человек отно­сит себя и что обещается в посмертном существовании; мы страдаем из-за своей привязанности к привычному порядку вещей, с этим можно и нужно работать. Лю­бая реакция ума позволяет нам узнать истинное поло­жение вещей в нашем внутреннем мире.

Тот, кто ушёл только из нашей жизни, тот, кто не присутствовал в ней с момента нашего рождения, не столь прочно вписан в схему мира, незыблемую для нас. Как-никак, мы жили и до встречи с этим человеком, у нас был свой ритм жизни и смысл её... Поэтому если мы страдаем из-за разрушенных отношений, в большей степени мы страдаем из-за нереализованных желаний. И осознать свои желания, точно увидеть их — вот ключ к решению такой проблемы. Уяснив себе, чего же мы хотим мы можем энергично двигаться к цели; если цель нереальна, слишком идеалистична, осознав это, мы можем отбросить создавшее её желание.

Нельзя одновременно войти в две открытые двери. Один момент несёт в себе ограниченное количество возможностей. Только наш страх и желание постоян­ства мешают нам принять изменение своей жизни после ухода любимых. Этот же страх не позволяет измениться нам самим, превращая нас в рабов обстоятельств и узни­ков отношений.