Вопрос: если все люди живут своими желаниями и погоней за их удовлетворением, то чем же тогда живут святые? Конечно же, речь идёт о тех святых, которые изменили качество своего бытия, а не о тех, которых церковь признала таковыми, следуя своей внутренней политике.

Тот, кто достиг более высокого состояния бытия, чем обычное, тот, чья осознанность непоколебима, тот, в ком Свет возобладал над Тьмой, живёт необходимостью, или служением. Необходимость делает все желания бессмысленными, например, когда мы очень голодны и нам необходимо поесть, никакое другое желание не будет для нас важным. Когда человек разотождествляется с умом, когда он прорабатывает свои нереализо­ванные желания, когда он становится внутренне зрелым, его освободившееся от пут отождествления со­знание может непосредственно воспринимать окружа­ющую реальность. В разных культурах такое восприя­тие называется по-разному, я предпочитаю слово «видение».

Избавившийся от иллюзий и не подверженный вли­янию обусловленностей святой ясно видит и ощущает проявление Воли Бога, считая высочайшим благом для себя действовать соответственно ей. Внутренняя потребность в гармонии приводит его к Богу, следова­ние Воле — к служению. Служение не обязательно про­является внешне, это может быть сугубо внутренний мистический акт. Покорившийся Воле Его не выбирает способ служения и образ жизни, он поступает так, как подсказывает ему его видение ситуации. Воля Его не является застившей, она, как и всякая энергия, дви­жется подобно потоку, меняясь от времени к времени. Поэтому люди, осознавшие её в разные времена и в раз­ных концах света, выражали своё понимание по-разному и действовали различно. Внешне дела истинных свя­тых могут выглядеть очень несхоже, однако суть их едина: все они следовали своему видению Воли, явлен­ной Богом, не избегая ничего, ни хулы, ни почестей, в своём старании выполнить её абсолютно точно. Когда такие люди покидают наш мир и нет никого, кто бы ясно ощущал проявление Воли, последователям оста­ётся придерживаться указаний, оставленных ими. Обычно находится немало тех, кто начинает внешне имитировать поведение святого, сам при этом упуская суть послания и сбивая с толку других. Мало того, что они вредят самим себе, много хуже другое — из-за них всё более крепнет убеждённость людей в том, что насто­ящих святых давно не осталось.

Но, как ни стоит село без праведника, так и мир не будет стоять без людей, служащих сознательными проводниками Его Воли на наш план бытия.