Когда человек собирается помолиться, ему нужен объект, к которому он обращается. Опираясь на пред­ставления, развитые в религии, которую он исповедует, человек непроизвольно создаёт в своём воображении образ Всевышнего. Образ этот, помимо наделения его всеми сверхкачествами, приобретает черты, относящие­ся к той религии, к которой человек принадлежит. Если это поклонник Шивы, то у его Бога будет шесть рук; если это христианский верующий, то у него не всегда получится уйти от образа величественного и величай­шего белобородого старца, которого ещё несколько ве­ков назад вовсю изображали на православных иконах. Наш ум нуждается в некой цели, и, поскольку текст молитвы, так или иначе, составляется в уме, ум будет вынужден создавать направление, в котором отсыла­ется молитва, обращаясь то к небесам, то ещё выше. В результате каждый человек имеет свой собственный, созвучный своей вере и своим представлениям образ Бога. Другими словами, необъятная, не постигаемая разумом, бесконечная сила низводится к тому, что мо­жет понять и представить себе любой прохожий. Та­кое сужение и упрощение неизбежно приводит к иска­жениям и вскармливает существование многих форм лжи и суеверий, позволяя разным проходимцам эксп­луатировать воображаемый образ Бога и создавать секты от его имени.

Воображаемый Бог становится воплощением любви, Он же вначале был Словом, и Слово было у Него.

Чем же хорош воображаемый Бог? А вот чем: каж­дый может любить его по своему образу и подобию, вроде того, как Он любит нас. У сквалыги Бог будет сквалыжный, склонный к скупердяйству, основная за­поведь которого: «Будь бережлив!» У неуверенного в себе человека Бог станет кем-то вроде VIP-охранника и будет неусыпно следить за тем, что случается в жизни этого человека, спасая его от неприятностей.

Одна ложь всегда влечет за собой другую. Поскольку религия во всех обществах служила основой морали, понятие Бога всегда приспосабливали под свои нужды те, кто управлял людьми. Так как для большинства лю­дей Бог — это идея, а не переживание, она притягивала к себе все виды идеалистов, которые привносили в неё истории про Божественную любовь и вкладывали туда весь свой инфантилизм. Как это ни смешно, материа­листы, критикующие религию, очень часто бывают правы, потому что их идея торжества материи во Все­ленной чаще всего выглядит куда логичнее идеи конк­ретного Бога, имеющего свою, порой довольно стран­ную историю. И уже совсем не смешно, когда из-за раз­личий между воображаемыми богами люди начинают уничтожать друг друга.

Следование заповедям воображаемых богов приво­дит к рождению воображаемых истин. Любая вера об­легчает человеку прохождение жизненного пути и при­дает смысл его существованию, но она же не является поводом для того, чтобы не искать истинного Бога. К воображаемому богу могут привести точно такие же воображаемые пути, вот почему святых много, а тех, кто знает, — никого. И те, кто начинает поиск Истины, всегда начинают его будучи погруженными в ложь по самую макушку, и как же может быть иначе? В другом случае искать Истину было бы незачем.

По этой же причине начинается поиск воображае­мых Мастеров. Привычка жить идеями и создавать себе идеальные, т. е. нереальные мотивы для выбора и дей­ствий приводит к тому, что потенциальный искатель, начитавшись псевдодуховного бреда, начинает искать себе в учителя такого человека, который по определению человеком быть не должен. А должен он постоянно де­монстрировать всезнание, источать благодать, без конца изрекать глубокомысленные фразы и, время от времени, впадать в транс, в котором его сознание будет безраздель­но сливаться с сознанием Бога. Кроме того, он должен быть приветлив, очень добр, и пусть любовь ко всему живому прямо-таки сочится из всех его пор. Непремен­ным условием настоящего воображаемого Мастера явля­ется здоровый образ жизни, т. е. воздержание от употреб­ления алкоголя, курения и секса с кем бы то ни было. Те, кто начинает поиск, беря за основу вышеописанный пор­трет, попадают в секты, чьи руководители направляют всю силу своей харизмы на поддержание этого правиль­ного, но нереального образа. Я слышал, что они умудря­ются внушить своим последователям, что истинный бо­гоизбранный Мастер, идя в туалет, выделяет из себя ро­зовую массу наподобие йогурта, обладающую всеми свойствами райского нектара... В общем, выделяет он со­всем не то, что его последователи.

Воображаемый Мастер, как и воображаемый Бог, недостижим и не может быть обнаружен нигде, даже в Индии, где, казалось бы, этого добра хоть отбавляй. Когда вы ищете то, чего нет в реальности, вы можете только вообразить себе, что вам удалось что-то найти. Воображаемая цель ведет к воображаемому путеше­ствию и не менее воображаемым результатам. Уяснив себе это, понимаешь, почему так счастливы лжеучителя и близкий круг их последователей.

Идея воображаемого Бога является преградой, по­рой непреодолимой, к переживанию Божественной ре­альности. Идея истинного Мастера, пока вы ей следуе­те, никогда не поможет вам найти того, кто не побоял­ся выйти за пределы суждений и стереотипов; того, кто пьет вино, а не рассуждает о том, как нужно это делать; того, в чьих глазах вы видите нечто такое, что невоз­можно описать словами.