Жизнь людей отражается в литературе как в зеркале. Пусть это зеркало иногда кривое, а иногда треснутое, но где ещё найти свои портреты нашим современникам, как не на страницах книг наших же современников? Будучи выпукло отражённым в художественном слове, подвиг шахтёра в задымлённой шахте становится близким и понятным прочитавшему про него инженеру, а какая-нибудь повариха может через книгу прочувствовать строгие будни кардиохирурга. И в таком вот чтении в людях растёт взаимопонимание и уважение друг к другу.

К сожалению, таких книг теперь не пишут. Повариха или парикмахерша вынуждена теперь читать о буднях вампиров, магов или половых извращенцев, не получая для себя ни пользы, ни сближения с остальным народом. Современные авторы как будто нарочно отдаляются от реальности, выбирая своими героями вымышленные или редко встречающиеся типы, проблемы которых надуманы, а конфликты – искусственны. За исключением, разве что, половых извращений.

Р. Жуковец отнюдь не таков. Он не пошёл кривой дорожкой выдумывания странных миров и нелепых обстоятельств, взяв своим героем нашего современника таким, каким его увидел. В первой части книги, носящей несколько претенциозное название «Платоновы страсти», герой вполне обычен и напоминает любого из нас. Он, конечно, не шахтёр и не электрик, но это не главное в нём. Истории о Платоне Бережкове рассказывают нам о поиске смыслов, о выборе участи и ударах судьбы, которые преследуют каждого из нас. Любая история – будто моментальный слепок вечности, в котором, как в гипсе, отпечатывается след человека, живущего жизнь. Каждый рассказ открывает какую-то грань мимолётного существования наших соотечественников, упущенную остальными писателями, но пропущенную автором через своё сердце. Автор не боится затрагивать вопросы духовности современных людей и отношений их с Богом. Бог – так или иначе – неоднократно появляется на страницах этой книги. На мой взгляд, эти появления не всегда уместны, но они подчёркивают нигде не реализованную духовную потребность наших людей, которая не даёт им покоя и толкает на странные и необъяснимые поступки.

Приятно, что автор понимает воспитательную роль, которая лежит на плечах хорошей литературы, и старается не просто рассказывать занимательные истории, но и выводить из них некую мораль, полезную для читателя. В этом он отчасти близок позднему Льву Толстому, но близок только отчасти – поскольку не всегда эта мораль выглядит убедительно и не каждый раз зовёт читателя к самоограничению. Тем не менее некоторые рассказы заставляют всерьёз задуматься над тем, правильно ли мы живём, и главное – зачем мы это делаем. А это, согласитесь, уже немало для так называемой современной литературы.

Вторая часть книги под названием «Кармические трагедии» – не столь интересна, как первая, и содержит в себе некие рассказы то ли о духовном поиске, то ли о бесконечном духовном блуждании в трёх соснах собственных ощущений. Поэтому я не стал уделять ей серьёзного внимания, ведь ещё из историй про Платона стало понятно, что духовный поиск приносит нашему человеку одни только проблемы и никакого облегчения сил. Кстати, автор утверждает, что истории про Платона Бережкова якобы случались на самом деле, пусть и с разными людьми. Оставим это заявление на его совести, тем более что хорошая литература не нуждается в каком-то документальном подтверждении верности своего отражения жизни. На то она и литература, а не полицейский протокол.

Название книги – «Что-нибудь для Бога» – наводит на размышления. Автор как бы говорит, что вот, мол, Бог дал человеку всё что хочешь, и нам почти нечем Ему отплатить. Возможно, автор считает свой труд некой платой Господу – платой в виде описания мытарств Его чад на несчастной Земле. Мне такая плата кажется весьма сомнительной и никому не нужной, но я могу и ошибаться с расшифровкой смысла названия книги.

В целом, как мне кажется, автор справился со своей задачей, создав занимательное и поучительное чтение, что нынче встречается не так уж часто. Пожелаем автору дальнейших творческих удач, а себе – приятного чтения.

Аполлон Горький, действительный член редакционной коллегии журнала «Сельская Новь», романист