Некий философ сказал, что существует два вида свободы – одна осуществляется как свобода от (чего-то), вторая же, наоборот, является свободой для каких-нибудь действий. Первая есть негативное выражение желания освобождения, вторая выражает то же желание позитивно.

Многие люди начинают искать по принципу свобода от: одни хотят освободиться от иллюзий, другие от страданий, при этом первые служат источником вторых. Можно сказать, что это классическая ситуация, из которой вообще чаще всего начинается поиск Истины, самореализации или переживания Божественного. В зависимости от того, насколько они решительны и готовы пройти до конца выбранный Путь, им либо удаётся достигнуть цели, либо нет.

Однако существуют и такие люди, чей поиск начинается с желания избавиться от неудовлетворительных внешних условий своей жизни. Чаще всего это происходит с молодыми людьми, выросшими в условиях жёсткого давления и контроля со стороны родителей. Чувство протеста, возникающее как ответ на требования родителей, частенько перерастает в отрицание их образа жизни, морали и религии. Когда человеку становится понятно, что он не хочет следовать пути, по которому идут его отец и мать, перед ним встаёт вопрос поиска других путей, других истин. По закону маятника этот человек обращается к религиям и духовным течениям, возникшим как можно дальше от его родины и как можно более непохожим на религию его предков.

Ситуация забавна, ведь ум такого искателя настолько привык к внешнему контролю, что без него чувствует себя не в своей тарелке. Тогда этот искатель сознательно или бессознательно начинает искать круг единомышленников, некую общину, в которой он смог бы обрести новые правила и указания как жить. Результатом этой внутренней необходимости становится приобщение к разного рода церквям и сектам, где новоиспечённый адепт получает мнимую свободу от прежних надоевших требований, а его ум впитывает набор новых установок, в которых по привычке нуждается. Контроль меняет форму и обосновывается более возвышенно, но суть его остаётся.

Печально то, что человек в этот момент не замечает подмены одного вида контроля другим; свято веря в освобождение от тягостных для себя норм и правил, он вкладывает всю силу гнева, накопленного в детстве, на отстаивание новых убеждений. Он слишком ослеплён своим отрицанием того, что ему навязывалось ранее, и не может увидеть бедственности своего положения.

Когда в основе поиска лежит отрицание, человек слишком привязан к нему, чтобы найти чтонибудь, выходящее за его пределы. Пока человек не сможет осознать своё сопротивление вкупе с отрицанием и избавиться от них, он будет похож на козу, которую хозяин привязал к вбитому в землю колышку: куда бы она ни шла, ей придётся вернуться к нему, какие бы круги она ни описывала, он всегда будет оставаться центром её Пути.