Многие не мыслят себе духовного Пути без возвышенных переживаний, а многим и вовсе кажется, что Путь только из них и состоит; а если их нет, то, получается, нет ни Пути, ни продвижения по нему. Такая точка зрения является упрощением и искажением того, что есть на самом деле, однако вопрос важности, а также качества и количества переживаний, через которые искатель проходит на Пути, не может быть проигнорирован.

Начнём с того, что искатели переживаний на самом деле ищут новых впечатлений, выходящих за рамки их привычного опыта. Впечатлений, которые питали бы их ум новым приятным и возбуждающим образом. Этот поиск идёт из эго, которому хочется ощущать собственную особенность и некую избранность – ведь возвышенные переживания как бы возвышают  того, кто их переживает. А если их нет, то нет ни избранности, ни возвышения – и это никуда не годится. Поэтому в самых тяжёлых случаях – когда желание переживаний прямо приравнивается к продвижению на Пути – человеческий ум начинает симулировать переживания, вводить себя в галлюцинации и всячески способствовать появлению чего‑то возвышенного. Если для духовного прогресса нужны страдания, то человек станет переживать  возвышенные формы страданий в виде, например, искушения бесами и видений собственной греховности и грядущих адских мук. Если избранность обеспечивается общением с богами или святыми, то появятся переживания подобных встреч. Если же требуется переживание блаженства и невыразимых языком возвышенных состояний, то ум создаст и их. А при наличии подходящих условий в виде вводящих в транс практик или употребления средств, изменяющих восприятие, нужные переживания будут достигнуты очень быстро. Описаниями подобного рода переживаний наполнена современная «эзотерическая» и «духовная» литература, но никакой пользы, кроме вреда, от них нет и быть не может.

Тяга к получению возвышенных переживаний может возникать из неуверенности – в правильности сделанного выбора и слабости веры. Когда искатель не уверен ни в своей цели, ни в методах её достижения, предлагаемых на Пути; когда он вообще не уверен в себе и в существовании Творца – тогда ему требуется подтверждение в виде неких переживаний, которые стали бы основой для укрепления его веры – и в себя, и в существование Пути. Эти искатели не выдумывают переживаний – скорее, они склонны подвергать сомнению и те, которые с ними уже случились. Переживания для них становятся знаками одобрения совершаемых усилий и подтверждением их действенности.

Можно ли считать переживания, выходящие за пределы обыденного, знаками, подтверждающими верность избранного Пути? Этот вопрос не имеет однозначного ответа, потому что многие люди, даже ещё не прикоснувшиеся к серьёзному духовному поиску, имеют разного рода видения и откровения. Как правило, это случается с ними после прочтения некой вдохновляющей литературы или соприкосновения с влияниями Восходящего Потока, явленными через музыку, живопись и духовные учения. Иногда к подобным переживаниям приводит общение с теми, кто работает в Восходящем Потоке, или даже простое чтение жизнеописания какого‑нибудь Мастера. Причина этих переживаний кроется в настройке, а точнее в настраивании человека на определённый лад, вследствие чего он делается доступным для контакта с Высшим. Импульс впечатлений, получаемый от текстов или музыки, а также прямой энергетический импульс, передаваемый Мастером или продвинутым искателем, могут приводить к тому, что в восприятии человека происходит прорыв, сопровождающийся неким необыкновенным переживанием. Оно, как правило, является единичным, и лишь иногда возникает серия переживаний, которая никогда не повторяется тоже. Для кого‑то переживание является толчком к тому, чтобы начать более активный духовный поиск, а для кого‑то оно остаётся приятным воспоминанием, и всё.

Надо сказать, что так называемые трансцендентальные переживания – штука единичная и никогда не повторяющаяся. Ну, например, переживание дежавю может повторяться у человека неоднократно, но содержание того, что переживается, всегда будет разным. Так и прорывы восприятия – когда человек вдруг воспринимает нечто из Запредельного – тоже имеют разное содержание, а чаще всего и по‑разному ощущаются. При этом получаемое человеком знание обычно является вырванным из контекста, как если бы он прочитал пару абзацев, раскрыв наугад толстую книгу. Некий смысл прочитанного ему вроде бы понятен, что‑то понятно не вполне, а кое‑что непонятно вовсе. Тут открывается простор для интерпретации пережитого, и отсюда порой возникают теории и тексты разного уровня правдивости. Подобные интерпретации чаще всего хромают на обе ноги, поскольку знание, получаемое во время возвышенного переживания, страдает отрывочностью и нередко никак не привязано ко времени. То есть почти никогда не понятно, к прошлому или будущему относится то, что тебе открывается. Да и выразить своё переживание порой так трудно, что сами эти попытки приводят к рождению новой лжи вместо того, чтобы принести в мир свет новой истины. Описание и трактовка возвышенных переживаний не всегда идёт на пользу людям – слишком много ложных представлений у них из‑за этого появляется. Ведь каждое переживание подобного рода есть уникальный случай, как правило, соответствующий индивидуальности и уникальности человека, с которым данное переживание случилось. Это как сны, которые, суть, тоже переживания  – и будучи общими для всех, они индивидуальны для каждого. При этом невозможно с уверенностью утверждать, что реальность снов является некой особой, но определённо истинной реальностью, неотъемлемой частью бесконечной Реальности. Точно так же нельзя утверждать, что видения необычайных миров и прочие проблески чувствознания есть познание истинной Реальности. Слишком уж субъективен – как правило – этот опыт. Существует точка зрения, что в Бесконечности есть всё – все возможные миры и вообще всё, что хочешь, но с практической точки зрения искателю это ничего не даёт. Конечно же, постоянно появляются люди, возводящие свои переживания в абсолют – то есть, считая их абсолютно истинными с точки зрения отражения Реальности. Точно так же существуют сновидцы, считающие свои сны формой проявления Реальности. С абсолютной точки зрения ни с кем из них не поспоришь, ведь всегда можно сказать, что наш мир – это сон Бога, или мысль Бога – и тогда любая субъективность принимается как часть проявления Божественной мыследеятельности, а потому вопрос об объективности знания, полученного в видении, как бы теряет смысл. При этом сразу же теряет смысл ценность знания, обретённого в переживании, потому что если существует всё, что только можно себе представить, то мы живём в мире, где все сказки становятся реальностью и гномы с эльфами по‑прежнему продолжают борьбу против орков.

Переживания не могут быть средством познания Реальности. Они единичны, субъективны и отрывисты – и в этом кроется их главное отличие от видения, которое можно ещё назвать духовным зрением. Видение является следствием развития восприятия человека, когда он может воспринимать реальность на другом уровне. Оно постоянно и объективно – ведь объективность восприятия легко проверяется на опыте. Так же мы не можем отнести к трансцендентальным переживаниям интуитивные прозрения и предвидение будущего – потому что первое связано с активностью сердечного центра, а второе – с ментальным телом, и это есть нормальное проявление их функционирования.

Помимо разного рода видений и откровений существуют переживания, связанные с прорывами восприятия – без какой‑нибудь дополнительной нагрузки. Например, человек вдруг начинает видеть энергии, которыми пронизан мир, или воспринимать Божественное Сознание, присутствующее во всей – живой и мёртвой – природе. Подобные прорывы восприятия, фактически, есть обострение видения, а значит, они дают вполне достоверное знание – при условии, что человек не вводил себя в изменённое состояние какими‑либо практиками или не употреблял наркотиков. Прорывы восприятия, возникающие как следствие изменённого состояния, так же необъективны, как и другие переживания, ведь в первую очередь изменяется ум, который может творить какие угодно галлюцинации и сны.

Тут надо понять ещё одну вещь – истинные переживания всегда спонтанны. Если вы можете вызывать у себя некие трансцендентальные переживания по собственной воле, значит, вы путаете их с трансом или другими формами изменённых состояний. В этом заключается главная особенность того, что называют трансцендентальными переживаниями – они приходят сами, без ваших усилий. Более того, именно расслабленность и ровное, тихое внутреннее состояние способствуют этому. Активность ума препятствует получению переживания, и состояние эмоционального напряжения тоже становится барьером на его пути. Духовные практики способствуют освобождению от внутренних напряжений и потому увеличивают возможность получения переживания, однако оно приходит вне связи с ними. Поэтому есть люди, получающие трансцендентальные переживания без выполнения каких‑либо практик, и есть люди, которым даже выполнение духовных упражнений не приносит никаких переживаний. Но суть всё равно не в этом.

Переживания сами по себе имеют очень небольшое значение – в силу тех причин, о которых я уже писал выше. На них нельзя построить прочный фундамент опыта – потому что в них всегда имеются пробелы, неясности и места, которые либо невозможно выразить, либо невозможно трактовать однозначно. Нельзя сказать, что какие‑либо переживания являются признаком прогресса на Пути или что они доказывают избранность того, кто им особенно подвержен. Больше того – количество и качество переживаний (которое, как мы знаем, оценивается субъективно) – никак не соотносятся с духовной ситуацией искателя. Переживания – это либо колебания энергий, вызывающие прорывы восприятия, либо обращение Бога к человеку, причём обращение очень личное. Нередко в переживании приходит ответ на вопрос, возникший из необходимости человека, из того, узнать о чём для него жизненно важно. Однако форма ответа бывает такой, что понять её могут далеко не все. Да и ответ может быть настолько отличным от ожидаемого, что связать его с собственным вопросом – заданным какое‑то время назад – бывает очень сложно.

Духовная трансформация характеризуется не количеством полученных переживаний, а уровнем бытия человека. Можно получать «приветы» из Запредельного, которыми будут единичные переживания, а можно жить в постоянном контакте с Запредельным, и это будет жизнь мистика. Мистик не привязан к переживаниям и не беспокоится о них. Однако и в его жизни они случаются, хотя и протекают не совсем обычно. Переживания мистика также связаны с получением импульсов свыше, однако это импульсы, которые не сопровождаются видениями или прозрениями. Наоборот, в момент их проявления всё внутри как бы замирает и течение энергий в уме и эфирном теле замедляется. Кажется, что ничего не происходит, но это не так. Состояние, которое переживается в этот момент, является одним из самых продуктивных переживаний, которые только возможны, если остаёшься в физическом теле. Оно возникает так же спонтанно, как и другие переживания, но в отличие от них не производит побочных эффектов в уме и эфирном теле. Импульс в данном случае усваивается полностью, не превращаясь в отрывочные видения непонятно чего. Тогда он становится тем импульсом, который существенно влияет на бытие мистика и на уровень его понимания. И тогда передача получена.

Для того чтобы получать переживания подобного рода, нужен высокий уровень осознанности. Они могут быть получены и искателями, ещё не достигшими его, но тогда им обычно не придаётся значения, потому что они явственно не осознаются. Вообще, уровень осознанности прямо влияет на осознание переживаний и качество их восприятия. И чем он выше, тем выше уровень бытия человека, а значит, тем меньшее значение для него имеют переживания, какими бы возвышенными при этом они ни были.