Стремиться к познанию Истины ради неё самой практически невозможно. Некая абстрактная Истина, никак не связанная с жизнью человека, ему попросту не нужна, и потому тратить время и силы на её достижение никому не захочется. К тому же любая Истина имеет смысл только в плоскости практического применения, и если она никак не применима в жизни, то истинность её не имеет никакого значения, ведь ни проверить на практике, ни опровергнуть её нельзя, и тогда она ничем не отличается от «возвышенных» фантазий какого‑нибудь популярного околодуховного писателя. Абстрактная и отвлечённая Истина привлекает только тех, кто ориентирован на отрыв от реальности и кому пребывание в грёзах собственного ума дороже и приятней, чем пребывание в потоке «скучной и низменной» жизни, и только поэтому тексты с изложением неких малопонятных и загадочных откровений всё‑таки находят своего читателя.

Точно так же стремиться к Богу ради самого Бога человек не может; он ищет Его только и исключительно ради себя. По крайней мере, именно так вообще начинается истинный поиск. Верующие могут сказать, что они выполняют молитвы, посты и прочие ритуальные действия по требованию Господа, а значит – для Него, но вера и молитва по принуждению есть худшее из всего, что может быть в религии. Искатель ищет Бога для себя, для удовлетворения своей внутренней потребности в чём‑то, чего нельзя выразить словами и найти в этом мире.

К Истине люди идут за познанием сути вещей, к Богу – за реализацией, наполнением собственного бытия и дальнейшим слиянием с Ним. Но Истина и Бог – крайнее выражение стремления, далеко не всем присущее, особенно на ранних стадиях поиска. Многие, например, хотят понять себя или улучшить своё состояние – физическое, эмоциональное и умственное. Это стремления того же порядка, как познать Истину или Бога, но пока ещё не созревшие, не сформулированные окончательно. Такие желания есть почти у всех, но у большинства они так и не выходят за рамки того, что можно познать и обрести в обыденной жизни, в той реальности, что постигается всеми доступными нам пятью органами чувств. Искатель редко может сразу же принять для себя высокую, даже высшую и окончательную цель; по крайней мере, вряд ли он может сделать это искренне, опираясь на ощущение своей истинной необходимости. Поэтому он должен помнить о высшем, но выбирать себе те цели, которые актуальны для него здесь и сейчас, в данный момент времени. Это полезно с практической точки зрения, к тому же позволяет человеку пройти некоторую эволюцию, удовлетворяя свои низшие необходимости и обретая в этом процессе некие высшие потребности и цели.

Понятно, что эволюция происходит далеко не со всеми. Нередко вся потребность человека в изменении внутренней ситуации ограничивается компенсацией собственной неудовлетворённости, дальше которой он идти не хочет, потому что его текущая цель оказывается достигнутой. Никакой жажды запредельного при этом у него не развивается, а развивается, наоборот, привычка к тому, что можно назвать малой жертвой: так, например, он жертвует своим потенциалом развития ради внешнего и внутреннего комфорта. Люди, ценящие комфорт превыше прочего, остаются узниками скомпенсированности, которая, конечно же, не решает всех их проблем, но хотя бы не плодит новых. Постоянная компенсация требует постоянного поддержания и некоторого приложения сил, но люди готовы идти на это, лишь бы не испытывать дискомфорта от приступов страха и прочих неприятных ощущений.

Ищущие комфорта достаточно быстро покидают и Путь, и Работу, поэтому говорить тут особенно не о чем. У настоящих искателей на этом этапе возникают иные проблемы и связаны они с тем, как работает человеческий ум. А он ставит себе задачу и стремится её решить, в этом заключается основная суть его работы. Если алгоритм решения ясен и понятно время, необходимое для его воплощения, то никаких проблем нет. Ум принимает задачу и готов ждать результата столько, сколько обозначено в плане решения. Если же цель существует, а временные рамки её достижения остаются неопределёнными и расплывчатыми, то ум впадает в беспокойство, постепенно переполняясь напряжением, связанным с тем, что задача висит, никак не решаясь. И тут есть три выхода – принять длинную неопределённость как неизменную данность и смириться с этим; кроме того, можно приложить максимум усилий, чтобы добиться скорейшего результата, а в случае его отсутствия впасть в депрессию, что для ума тоже является выходом из перенапряжения; и, наконец, можно переориентироваться на рабочий процесс, сосредоточив внимание на текущих действиях и ситуациях, и перестать ждать достижения цели. Вариант смирения чреват утратой мотивации в работе и чрезмерным расслаблением. Искатель начинает работать почти что по инерции, и эффективность его усилий существенно снижается. Второй вариант – с попыткой взять всё нахрапом, как правило, кончается явно или неявно выраженной депрессией, потому что взять силой то, к чему ещё не готов, на Пути нельзя. К третьему варианту приходят все искатели, которым удалось достаточно далеко продвинуться на Пути. Работа над собой и выполнение практик становится их образом жизни, а впечатлений, получаемых из Работы, вполне хватает, чтобы не впадать в тоску и истерику и чтобы не грезить немедленным просветлением. Третий вариант является единственным для тех, кто хочет пройти Путь до конца, потому что, с одной стороны, никто не знает, сколько именно тебе потребуется времени, чтобы прийти к Богу, а с другой – желание достижения рано или поздно становится настоящим препятствием для человека, идущего за пределы. И тогда он останавливается.

Остановки на Пути случаются по разным причинам. Есть причины внешние, и с ними, как правило, ничего сделать нельзя. Бывает так, что состояние общих энергий таково, что работать со своими энергиями становится почти невозможно или очень трудно. Если над миром доминирует Тьма, то есть энергии Нисходящего Потока творения, то взаимодействие с силами Восходящего Потока будет затруднено. Может быть, кому‑то трудно в это поверить, но в такие периоды мистические практики либо перестают работать совсем, либо в значительной степени теряют свою эффективность. Духовные практики при этом продолжают работать, но выполнять их, в силу давления всё той же Тьмы, становится куда труднее, чем раньше. Искателю в это время остаётся только ждать, когда этот период закончится и равновесие восстановится. Ни Свет, ни Тьма не могут доминировать вечно, и равновесие сил всегда восстанавливается, хотя на это может уйти несколько лет, что для нас – много, но во вселенском масштабе – почти ничего. В такие периоды от искателей требуется выдержка и терпение, но не всем их хватает, и кто‑то, поддавшись упадническим настроениям ума, уходит. Для полноты картины добавлю, что в периоды доминирования энергий Восходящего Потока, в периоды, когда Света много, происходит обратное – все практики начинают действовать лучше, а выполняться – легче, и Работа идёт на подъём. Так всё устроено в нашем мире, и следует относиться к этому спокойно, тем более, что периоды доминирования Света или Тьмы случаются не так уж часто – обычно эти силы пребывают в состоянии динамического равновесия, которое можно считать вполне благоприятным для искателей.

Остановки от ума происходят куда чаще, чем остановки из‑за внешних причин. Стремясь избавиться от напряжения, связанного с достижением поставленной перед ним цели, ум может выбрать два варианта решения своей проблемы. В первом варианте человек объявляет себя достигшим просветления, нирваны, сатори, реализации пятого тела – то есть того, к чему человек стремился. Обычно к такому решению склонны люди, ощущающие свою избранность и некую особенность. Из них со временем получаются неплохие лжеучителя. Во втором варианте происходит обратное – обычно человек убеждает себя, что Путь не для него, что добиться желаемого почти невозможно или что Пути вообще не существует и всё это одно большое заблуждение и ложь. В обоих вариантах остановка на Пути приводит к последующему уходу с него, и такие ситуации не являются редкостью в среде современных искателей. Необходимость ума в избавлении от напряжения берёт верх над необходимостью в изменении своей ситуации, и тогда и происходит выбор того, каким образом «закрыть» эту неприятную для ума тему. Потом одним приходится поддерживать иллюзию своего достижения, а другим – отрицать возможность достижения чего‑то высшего, и все, в общем, заняты делом.

Для того чтобы уму было легче переносить напряжение неизвестности, составляется карта Пути, на которой обозначены основные его этапы, а также время от времени выбираются короткие цели, достигаемые достаточно быстро. Благодаря реализации коротких целей ум расслабляется и приходит чувство некоторого удовлетворения от своей работы. Особенности реакций собственного ума приходится изучить каждому искателю, и чем быстрее он это сделает, тем легче ему будет переживать очередные приступы отрицания и желания закончить всё прямо здесь и сейчас.

Суфийский Путь расписан достаточно подробно, но при этом в нём принципиально отсутствует финал – та точка, в которой человек может сказать себе: всё, я достиг. Погружение в Бога, пребывание в Боге единогласно описывается всеми, кто пришёл в данную стадию Пути, как бесконечный процесс. Меняются формы взаимодействия с Волей и Богом, меняются способы внешней Работы, меняется понимание и глубина присутствия и отсутствия – одновременно… но Путь при этом остаётся, и продолжают открываться новые грани Истины. Тот, кто хочет остановки, получит её в той или иной форме, но останавливаться – особенно на поздних стадиях Пути – очень глупо, потому что настоящие чудеса и тайны только здесь и начинаются.

Чтобы не останавливаться – нельзя абсолютизировать опыт, полученный на прежних стадиях своего развития. Выход за пределы подразумевает обретение совершенно нового опыта, и тут привязанность к тому, что помогало раньше, может стать непреодолимым препятствием. Только тот, кто готов меняться, кто готов оставить в прошлом прежний свой опыт, – доходит до самых крайних пределов Пути и приносит в мир новое выражение Истины. Если вы привяжетесь к какому‑то опыту, пусть даже впечатляющему и очень вас продвинувшему в своё время, вы остановитесь и застрянете на этой стадии, утратив возможности получить нечто новое. Ваш высший опыт может закрыть для вас Путь, если вы не готовы оставить его в прошлом (и вместе с прошлым), чтобы каждый день двигаться из того, что есть здесь и сейчас.

Никогда не останавливаться совсем не значит того, что нужно постоянно спешить. Бесполезно пытаться подгонять внешние или внутренние события, потому что они не могут вам помочь, пока вы не готовы к переменам или к новому пониманию. В том, что касается событий на Пути, то они тесно связаны с вопросом вашей готовности, хотя и не только от неё одной всё зависит. Внешние события, связанные, например, с общим развитием Работы, не могут происходить без готовности на уровне Узора, на уровне Плана Творения, и факторов, влияющих на эту готовность, существует не так уж мало. В том, что касается внутреннего – то когда вы готовы к открытию Сердца, тогда оно и открывается, а когда готовы к Сдаче – тогда вы и сдаётесь. Понятно, что имеется в виду истинная готовность, а не ваши мысли о том, что вы уже давно и ко всему готовы. Готовность к исследованию и следованию, готовность к принятию того, что тебе даётся, готовность к работе в любых обстоятельствах – вот ключ к тому, чтобы никогда не останавливаться.

Начиная с себя, искатель рано или поздно приходит к Богу, потому что больше прийти некуда. С определённого момента каждый наш шаг внутрь начинает приближать нас к переживанию Божественного, к открытию Истины и истинности Бога. Начиная с простых и где‑то эгоистических необходимостей, человек приходит к необходимости в Высшем, к потребности в переживании Бога и Его Истины. Это само по себе уже является чудом, но понимание чудесности Пути и эволюции наших необходимостей приходит позже, вместе с мудростью. Начиная с обыденного, человек приходит к иному, и таков Путь каждого искателя, Путь, на котором он находит, что искал, теряя себя, обретая Бога. Переставая быть искателем, но становясь адептом таинственного и скрытого от глаз. Становясь мистиком.