Символы движутмиром. Оно и понятно — ментальный план влияет на все уровни нашего «обыденного» бытия, а потому именно на символах—до некоторой степени—держится наш так называемый привычный мир. Кровь — один из самых важных символов — потому что на нём стоит почти всё, от жизни человека до претензий на власть по праву крови. Кровь — уникальный экспертный артефакт, значению которого автоматически подчиняется бессознательный ум многих людей.

Фактор крови всегда имел самое важное значение, потому что вопросы наследования имущества и власти играли здесь главную роль — по крайней мере в том, что касалось именно наследования. Кровь всегда символизировала некие узы, а проще говоря, связь — и именно она позволяла создавать союзы, которые до поры до времени были почти нерушимыми. Наследование тесно связано с наследственностью, и тут чистота или, наоборот, нечистота крови опять ценится как наивысший элемент избранности. Нельзя отрицать того, что религии сами возвысили фактор крови и возвели его в некую решающую всё категорию, ведь колена израилевы и принадлежность к ним сразу давала человеку и характеристику, и смысл жизни, и вообще почти предрешала его судьбу. Так, по крайней мере, считалось, и так эта история передавалась в веках.

Немного странно читать у почтенных людей, что их род имеет кровную связь, например, с Пророком; считается, что этот фактор должен внушать уважение окружающим и придавать его носителю некую дополнительную ценность. Всё это работает в довольно ограниченном контексте, ведь есть множество людей, которым совершенно не кажется, что Пророк — да благословит его Аллах и приветствует — принёс новую Истину в этот мир. В том, что касается крови, сразу хочется спросить: а что, Пророк, до того, как он был выбран, имел какую-то особую кровь? И я тут же получу ответ, что да, он принадлежал к племени курайшитов, которые связывали себя служением трёмстам богам. То есть Пророк принадлежал к касте тогдашних священников. Правильная кровь всегда гарантирует определённую избранность.

В Индии вопрос крови был поставлен ещё более радикально — там создали касты, выйти за пределы которых было невозможно. Родился шудрой, шудрой и умрёшь — нет выхода, нет входа — всё определяется кровью, данной тебе от рождения. Правило крови — лёгкий способ решать проблемы, возникающие в обществе. В современном западном обществе вопрос крови будто бы снят — во всяком случае, простолюдинам теперь вроде бы открыт путь к вступлению в элиту, кроме тех сообществ, куда по-прежнему принимают только при наличии чистой аристократической крови.

Наследственность, конечно, существует, и с этим ничего не поделаешь. Физическое тело полностью обусловлено сочетанием родительских генов, а эмоциональное тело и ум тоже следуют этой передаче. Темперамент, скорость и сила реакций, всё это наследуется, но не этим славен человек с точки зрения мистицизма. Пределы, данные нам родителями, преодолеваются; темперамент и реакции могут быть изменены, если человек работает над собой. И изменения, о возможности которых я говорю, не имеют отношения к дрессировке себя наподобие того, как животных дрессируют в цирке. Речь идёт не о внешнем поведении, а о внутренней сути человека, когда никакая наследственность не может продолжать на него влиять. Именно этот вопрос — вопрос преодоления непреодолимых влияний — и лежит в центре духовного поиска и духовной работы.

Генетикой предопределяются три тела и отчасти закладывается потенциал развития четвёртого. И то это предопределение имеет относительный характер — смешение разных генов даёт порой неожиданные результаты. Поэтому понятно, зачем королевские семьи спаривали своих отпрысков только между собой — этакая селекция должна была поддерживать чистоту крови, но нередко вела к вырождению. Наследственность в данном случае равнялась судьбе, которая могла быть плохой или хорошей, но главное качество относилось к её неизбежности. Кровь равна судьбе — такими воззрениями человечество жило тысячи лет. Кровные узы всегда считались самыми крепкими.

Кровные узы были символом связи, которая превосходила любые отношения между людьми, ею не связанными. Законы клана, рода или племени, в котором все были связаны общими предками, всегда оказывались тем, вокруг чего сплачивались люди. Но символ связи и истинная связь — далеко не одно и то же. Кровная связь есть суррогат истинной связи, которая возникает между людьми, — иногда в любви, чаще — в духовной работе. Кровные узы всегда являли и форму защиты, и форму рабства — одновременно.

Обречённость, которая приходит к нам с наследственностью, является неизбежной только частично. Даже с телом можно сделать многое — если тренировать его и правильно кормить; с эмоциями и умом можно работать куда эффективнее. Но для этого нужно понять, что ваша наследственность не является вашим приговором. Наследственность не имеет власти над осознанностью и над теми сторонами бытия, которые открываются человеку по мере его движения внутрь себя. Наследственность — всего лишь основа, на которой человек может построить нечто новое или же продолжать движение по кругу, из которого потом уже не выбраться.

Искатель выходит за пределы человеческого — если, конечно, ему удаётся приблизиться к своей цели. Предопределённость по крови для него скорее препятствие, чем подмога. Вот Истина: сын алкоголика не всегда становится алкоголиком, а сын мистика далеко не всегда становится мистиком. Наследственность в данном случае представляет собой всего лишь набор потенций, которые могут реализоваться, а могут быть утраченными. Каждый из нас может выйти из-под власти собственных генов или хотя бы ограничить их влияние на себя. Это антинаучное заявление, но оно становится реальностью на мистическом Пути. Поверить в это непросто, но вот вам ещё одна часть Истины: человек, идущий по мистическому Пути, избавляется от зависимостей, связанных с наследственностью. Он стирает себя и стирает всё, включая иллюзию связей с родственниками и той особой избранности, которой обычно эту «связь» приукрашивают. На пути к Богу человек теряет человеческое и обретает Божественное. Обретая связь с Высшим, человек должен потерять все другие связи, и если не врать и не надеяться на сохранение того, что нам нравится, то мы сумеем признать этот очевидный факт. Тот, кто собирается прийти к пределу Бытия, не может позволить себе привязаться даже к собственному существованию, не то что к делам разного рода родственников.

Нередко вопроскровитут становится препятствием и основой для обвинений — так Иисусу указывали на его родню, говоря о том, что не может сын плотника быть мессией. И сразу хочется спросить — а кто может быть мессией? Ответ на этот же вопрос искал Мухаммад, которому пришлось принять на себя миссию Пророка, и никаких доказательств по крови у него не было, да и быть не могло. Зато теперь все кому не лень кичатся родством с ним и ведут свою родословную прямо от Пророка. И кровь опять становится главным аргументом в спорах.

Деградация принимает самые разные формы. Представьте себе, что вам не нужно прикладывать никаких усилий в работе над собой, потому что у вас уже «правильная» кровь и ваш отец, допустим, самый настоящий суфийский шейх. Если это так, то вам уготовано трудное детство — это факт; но не факт, что вы сможете занять его место. Передача власти по крови привела многие суфийские ордена в состояние упадка. Мне больно об этом говорить, но все известные мне случаи подобной передачи привели в тупик работу многих людей. Наследование в данном случае служит примером того, как низко можно пасть, заменив мистическую связь связью кровной. Наше счастливое время даёт нам всё больше и больше подобных примеров.

Нафс — как проявление животной части в каждом человеке — никуда не делся из-за того, что теперь у всех есть гаджеты и электронные примочки. Нафс стал изощрённей, и его движения теперь не так очевидны, тем более что ум находит «приличные» объяснения всему происходящему. Ложь себе по-прежнему является его основой. Поэтому нафс людей особой крови гораздо лучше нафса простолюдинов.

Я безроден. Все мои предки копались в земле и были крестьянами. А даже если бы и был там ктото другой, то мне это неизвестно. К сожалению или к счастью, я не чувствую себя связанным их судьбой. Моя кровь — только моя, и я не собираюсь вешать ответственность за свои действия ни на кого больше. А вопрос крови — это всегда вопрос ответственности. Точнее — безответственности. Особая кровь снимает с вас все грехи. Особая кровь есть символ особой избранности.

Так мы вернулись к началу. Кровь как символ будет существовать ещё долго. Она и символ жизни, и символ любви, и символ существования вампиров. Кровь, как и всё в современной культуре, стала симулякром, тем символом, который используется всё время, но никто не вдумывается в его суть. Благодаря этому можно лить реальную кровь, рассказывая об этом в новостях как о неких необходимых жертвах, без которых никак не обойтись. И о том, что каждый человек заслуживает смерти, если ведёт себя не так, как положено.

В Реальности кровь и кровные узы не значат ничего. Есть истории про какую-то карму, но цена этим историям небольшая. Привязанности, чувство ответственности — за конкретных людей — не имеют отношения к тому, что вы ищете на мистическом Пути. Путать узы крови с привязанностями, возникшими в процессе долгого общения с родственниками можно, хотя это и не очень разумно. Тот, кто понял это, способен выйти за пределы своей обусловленности. А также за пределы всего, включая свой собственный генотип, и всего того, чем он грозит человеку. За пределы крови, за пределы ограничений тела — ведь все эти ограничения перекрываются теми возможностями, которые открываются человеку на Пути к Богу.