Тема расщеплённости психики человека — одна из ключевых тем, исследование которых необходимо в рамках духовной работы. Противоречивые желания, подавление эмоций, субличности, сущность и личность — всё это различные виды расщеплённости как между умом и эмоциями/телом, так и внутри самого ума. В этой статье я попробую рассмотреть расщеплённость между «сознательным» и «бессознательным» умом, которая внутри многих искателей образует труднопреодолимый разрыв, делающий тщетными попытки добиться успеха в работе над собой.

 

Сознательный и бессознательный ум

Тема подробно разбирается Мастером здесь.

Сознательный ум точнее называть умом контролируемым, поскольку он отвечает за целенаправленное мышление, целеполагание и формирование намерения; кроме того, сознательным умом совершаются все «активные усилия», в том числе связанные с управлением вниманием. Понятно, что сознательного для большинства людей в деятельности этой части ума нет ровным счётом ничего, потому что внимание легко с ней отождествляется, и даже те, кто практикует разделение внимания, выводя часть внимания в ощущения тела, поначалу остаются в полной мере бессознательными относительно активности «сознательного ума». Бессознательный ум, в свою очередь, не поддаётся целенаправленному контролю, поскольку ситуативный, активный контроль осуществляется сознательным умом, скорость работы которого многократно ниже скорости бессознательного ума. Когда вы читаете эту фразу, в сознательном уме она просто проговаривается, как если бы вы произносили её вслух, бессознательный же ум выдаёт цепочки ассоциаций, позволяющие понять написанное, формирует определённое отношение к прочитанному (или «удерживает» имеющееся отношение, если оно по каким-то причинам было сформировано по отношению к тексту или его автору заранее), а также делает промежуточные выводы, которые могут быть впоследствии подхвачены и сформулированы сознательным умом. Принять решение — читать дальше или прекратить, например, — вы можете с помощью сознательного ума, но изменить восприятие текста, перекроив цепочки быстрых ассоциаций или поменяв настрой бессознательного ума, у вас так просто не получится. Только если поработать над осознанием процессов, протекающих в бессознательном уме, и с их причинами.

Что касается контроля, то вот парадокс: неконтролируемый ум является, помимо прочего, источником «пассивного» контроля. Любой контроль берёт начало в сознательном уме через целенаправленные действия, которые, многократно повторяясь, закрепляются в виде автоматизма. Например, в разговоре с кем-то вы увидели реакцию собеседника, скажем, на вашу мимику, и начали намеренно её корректировать. Первые несколько десятков раз вам придётся об этом вспоминать и подавлять естественную мимику, заменяя её искусственной, но после того, как вы натренируетесь делать это, мимика начинает подменяться без какого бы то ни было активного усилия, следуя за программой, усвоенной бессознательным умом. Подобных программ в каждый момент времени может работать несколько, вроде фоновых задач, запущенных в операционной системе, но уже не имеющих визуального интерфейса, в котором вы могли бы как-то скорректировать их выполнение. Поэтому сам контроль со временем становится неконтролируемым — вы не только не можете по своему желанию его отпустить, но в большинстве случаев не можете его и увидеть: слишком быстрые это процессы, слишком глубоко протекают, и слишком сильно отождествление с ними.

 

Разрыв

В чём заключается «разрыв»? Одна часть внутренних и внешних проявлений человека, нейтральных или одобренных ранее, допускается бессознательным умом, другая — не допускается.

В зависимости от условий существования, а также от силы контроля и степени скомпенсированности человека, можно условно выделить три варианта развития событий:

  • «плохая» часть активно проявляется и регулярно досаждает человеку;
  • «плохая» часть относительно уравновешена «хорошей»;
  • «плохая» часть надёжно загнана внутрь.

Эти три типа внутренних ситуаций прямо связаны со степенью неудовлетворённости искателя со всеми вытекающими. Искателям первого типа сложно вкладываться в работу над собой; как правило, им сначала надо до какой-то степени уравновеситься или даже скомпенсироваться, просто чтобы целенаправленные усилия (и вера в их результат) в принципе стали возможны. Со средней степенью неудовлетворённости вроде вроде понятно, что же со слабой?

Во-первых, искатели этого типа нечасто приходят в Работу — обычно им хватает самостоятельного чтения литературы, нерегулярного выполнения каких-то практик и проблесков состояний высшего порядка, которые их, как и всех искателей, время от времени спонтанно посещают. Однако мотивации в случае сильной вдохновлённости может хватать и для чего-то большего, правда, в Работе, не заточенной под накачку вдохновляющими импульсами, она быстро иссякает, и вопрос «зачем мне это надо?» начинает звучать внутри всё чаще.

И всё бы хорошо, но степень неудовлетворённости, как и баланс между «хорошей» и «плохой» частями ума, также серьёзно меняются в процессе продвижения по Пути. Поскольку большинство искателей, независимо от формулировки цели, всё равно поначалу замотивированы избавлением от дискомфортов и улучшением качества жизни, они не особенно заинтересованы в том, чтобы копать до причин всех своих проблем. Увещевания вроде «идите внутрь» остаются идеями на уровне ума; цели дойти до конца, и уж тем более выйти за пределы, как правило, не стоит: прийти в уравновешенное состояние; возможно, немного наладить внешнюю жизнь, получать время от времени более тонкие впечатления от выполнения мистических практик — «для начала», кажется, этого более чем достаточно, вот только такое начало становится и концом пути, как только необходимость в дальнейшем продвижении вычерпывается.

Что же получается? Через несколько лет работы над собой некоторые искатели оказываются в состоянии, когда какой-то уровень осознанности уже есть, а серьёзные проблемы в существенной степени отработаны: то есть «сносящие» состояния случаются не так часто, а новые обострения получается достаточно быстро гасить с помощью практики выражения и других практик; мотивация к дальнейшей работе над собой между тем уже подиссякла, просто в силу того, что дискомфорт, который подгонял прикладывать усилия, сгладился. Внутри при этом образуется расчищенный «островок» из дозволенных состояний, недозволенные — ослаблены и вытеснены на периферию. На этом островке, например, вполне можно «осознавать себя»: и тело (за исключением привычных зон напряжения внутри, которые не распознаются как таковые), и эмоции (те, которые не сильно противоречат образу себя и установкам на подавление), и даже ум («нормальные» желания, отдельные процессы и состояния, которые опять же ограничены срезом дозволенного). Кроме того, кое-какие «высокие переживания» тоже будут доступны, так как определённый уровень осознанности и до некоторой степени расчищенное внутреннее пространство обеспечивают более тонкое восприятие. Если внутренний «островок» дополнен «островком» внешним — то есть желаемым образом жизни, не важно, желанный ли это покой или желанная борьба, — то человек входит в состояние глубокой компенсации, приобретая, так сказать, «комплекс полноценности», поотрубав «вершки» своих проблем и закопав «корешки» поглубже.

Понять при этом, что для движения вперёд необходимо «вернуться назад» — то есть позволить своим нерешённым проблемам, отвергнутым желаниям и взятым под контроль реакциям проявиться во всей красе, чтобы получить возможность работать с ними, — нелегко, и всё, как обычно, упирается в мотивацию. Прикладывать усилия, чтобы чувствовать себя хорошо, а теперь начать прикладывать усилия, чтобы перестать чувствовать себя хорошо? Увольте. Тем, кто стремится к Высшему, к обретению связи с Богом, к возможности служения Ему, к выходу за пределы, — проще. Такая мотивация позволяет пожертвовать своим комфортом и не привязываться ни к каким, даже самым «уравновешенным» или «возвышенным» состояниям.

Нужно заметить, что особенно к такого рода тупику тяготеют искатели, дошедшие до стадии умиротворённого нафса, но и во вдохновлённом нафсе он вполне возможен, хоть и не будет так глубок. Отдельная категория «разрыва» — когда люди, уже прикоснувшиеся к высшим энергиям, — например, после открытия Сердца — начинают компенсироваться с их помощью, зависая в изменённых состояниях или наслаждаясь обретёнными способностями — и уходя в них от своих проблем или компенсируясь ими. Им может казаться, что само пребывание в этих состояниях, ощущение бесконечных пространств, связи с Богом или видение более высокого порядка (конечно же, «их собственное») каким-то чудесным образом решат оставшиеся проблемы и кардинально изменят их, но, как показывает практика, Господь не вмешивается в выбор человека: хочешь сбежать — беги. Ну или попробуй, по крайней мере.

Проблема «островка» — не в том, чтобы нормально жить и полноценно функционировать, с этим как раз на «островке» нормального размера, да ещё и хорошо вычищенном, всё в порядке, проблема «островка» — в том, что человек может быть трансформирован только целиком, и пока в нём остаются запечатанные пространства, дальнейшее продвижение по Пути будет напоминать ту самую заезженную историю с игольным ушком. Для тех же искателей, поиск которых ограничивается поиском компенсации и покоя или, тем более, силы или чего-то в этом духе, это и не проблема вовсе: они просто найдут то, чего ищут.

 

Соединение

Преодолеть разрыв без намерения сделать это невозможно. Необходимо понять, что он создан вами, — может быть, и не совсем теми «вами», которые сейчас читают этот текст, но тем не менее. Всё, что вы когда-то решили «развидеть», вы можете увидеть снова, если будете достаточно настойчивы и последовательны в своих усилиях.

Начинать, как водится, следует с тела. Попробуйте наблюдать в течение дня, когда напряжение в физическом теле в каких-то ситуациях усиливается: во время общения с теми или иными людьми, в стрессе, при решении каких-то проблем и т. д. Хронические напряжения настолько привычны, что выделить их из спектра «нормальных» ощущений, в том числе отделив от функциональных напряжений, попросту невозможно: когда какой-то блок сформировался десятки лет назад, ощущение этого блока и есть «нормальное» ощущение в этой зоне, другого вы не знаете. Однако на контрасте, когда сила внешнего стимула высока и требуются дополнительные усилия по контролю, чтобы удержать в узде язык тела, страх, гнев, различные реакции, можно заметить усиление напряжения в отдельных зонах — и, вероятнее всего, это будут те самые зоны, в которых у вас и так присутствуют хронические напряжения. Обратите особое внимание на напряжения в лице, горле, плечах, животе, промежности, ногах, а также на общее напряжение, которое всегда возникает в моменты активного контроля.

Увидев какое-то напряжение, вы можете пробовать прямо в моменте созерцать его с намерением увидеть, что за ним стоит, то есть что вы подавляете, и создавать ещё одно намерение — дать этой энергии подняться и раскрыться внутри. Вам не обязательно даже проявлять что-то внешне — хотя этому, особенно для сильно отрицаемых проявлений, несомненно, придётся учиться — достаточно, чтобы контроль слабел и энергия начинала течь. Поздравляю, с этим теперь можно работать.

Другой подход, также через тело, — активно заходить на практики выражения и отдельно смотреть на страх/тревогу. «Насухую» при сильном контроле всё это может напоминать попытки выжать воду из камня, но, сочетая такие заходы (желательно по принципу «ежедневно в течение не менее трёх недель») с повседневным наблюдением напряжений в теле, вы постепенно будете прокидывать мостики между «сознательным» и «бессознательным», и ваши усилия дадут плоды.

Второе. Смотрите на свои компенсаторные паттерны поведения. Например, привычное давление на собеседников в любой мало-мальски напряжённой ситуации или, наоборот, чрезмерно «милое» поведение с желанием им понравиться — стандартные способы компенсации страха и комплекса неполноценности. Как и закрытость с избеганием контакта или тщеславное отношение «сверху-вниз», тоже позволяющее создать — не внешнюю, но внутреннюю — дистанцию. Сюда же можно добавить повышенную тревожность — страх будет не виден за ней в силу того, что для ума всё «просчитано» и негативные варианты развития ситуаций как бы минимизированы. Гнев, например, может скрываться за тонкой иронией и искромётным юмором, которые будут помогать его «стравливать», печаль и неудовлетворённость — за чрезмерной привязанностью к доступным удовольствиям (их можно как «заедать», так и «запивать»), прокрастинация скрывает сопротивление, рационализация поступков людей — их неприятие и т. п. Перечислять можно бесконечно, но лучше один раз увидеть.

С компенсацией работаем стандартно: заметили, разотождествились, пробуем не идти в компенсаторные действия и смотреть на то, что за ними стоит. Распознать компенсаторное поведение хорошо помогает навык критического отношения к своим реакциям: не идти в первую возникающую, пусть даже такую знакомую, кажущуюся закономерной, неизбежной и единственно верной, реакцию, и смотреть на то, что может подняться вместо неё (возможно, не с первого и не с десятого раза), — бесценно с точки зрения работы над собой.

Выход из компенсации может позволить увидеть проблемы, о существовании которых вы и не подозревали (либо давно забыли). Понятно, что никакая компенсация не бывает абсолютной, и внешний импульс достаточной силы способен разрушить её. Вот только выстраивание своей жизни таким образом, чтобы этих внешних импульсов избежать, — часть компенсаторного поведения. Не стоит также забывать про милость для всех: Господь поддержит ваш выбор, каким бы он ни был, и поможет избежать дискомфортов, в которые вам не хотелось бы погружаться. Поэтому только изменив ваш бессознательный выбор избегания — решив встретиться со всеми своими проблемами лицом к лицу — можно постепенно развернуть свою ситуацию так, чтобы «разрыв», каким бы глубоким он ни был, был преодолён.

Наблюдать ум с его паттернами подавления и компенсации можно пробовать и напрямую, но «разрыв» такой возможности, как правило, не даёт. Постепенно они будут раскрываться сами, и появится возможность увидеть, как эти механизмы отрабатывают конкретно в вашем уме, а также вспомнить ситуации, в которых были приняты первоначальные решения — не видеть, не чувствовать, быть другим — как и те, в которых эти решения были закреплены. И, отработав их, устранить причины, по которым «разрыв» вообще стал возможен. А вот на что в уме точно можно посмотреть прямо сразу — так это на свои представления о том, каким ваше состояние должно быть, и на образ себя. Многим почему-то кажется, что духовные люди априори должны быть лишены каких-то проявлений или не иметь каких-то проблем. Другие думают, что дошли до стадий, где то-то и то-то уже должно быть отработано и не должно быть определённых эмоций, реакций, желаний… И в том и в другом случае приходится соответствовать «статусу» и скрывать от других и самих себя своё истинное состояние, теряя таким образом даже шанс поработать с ним.

 

«Разрыв» зачастую становится водоразделом, давая возможность одним обрести тихую гавань, другим — продолжить путь внутрь, устраняя все разрывы, чтобы однажды преодолеть главный (пусть и иллюзорный) разрыв — отделяющий человека от Бога.