Как известно (см., например, «Книга об очевидном и неочевидном»), причиной глубокой бессознательности человека и большинства его проблем является неумение адекватно выражать эмоции, а также отрицание и подавление своих желаний, реакций и прочих проявлений. Эта привычка образуется в раннем детстве, по причине, как бы сказал Гурджиев, «ненормальных условий обычного внешнего существенского существования» людей. Ненормальность заключается в том, что в силу отсутствия понимания законов внутреннего мира человека правила поведения и проявления себя в обществе были бессознательно сформированы так, что они противоречат естественным человеческим склонностям и процессам, происходящим в человеческом существе, а потому сводятся к подавлению тех из них, которые были признаны неприемлемыми. С самого раннего возраста детей приучают к тому, что вести себя нужно определённым образом — начиная от движений тела («Стой прямо!», «Не дёргайся!»), продолжая запретом на выражение всех эмоций (кроме радости), и заканчивая осуждением выражения желаний, мыслей по различному поводу. И конечно, под запрет попадает огромное количество действий – от прикосновения к половым органам и ковыряния в носу, до необходимости соблюдения правил дорожного движения. Дополнительно к прямым запретам ребёнок усваивает большое количество запретительных установок косвенно — понимая, например, что родители и другие окружающие его люди избегают определённых тем в разговоре (так обычно происходит, скажем, с сексом и связанными с ним темами), а также подражая их поведению в различных ситуациях, что формирует жёсткие шаблоны поведения, которые так же разграничивают «позволенное» и «непозволительное». Все эти запреты поддерживаются страхом — внушённым родителями и другими людьми, а также полученным в негативном опыте. Дополнительно к «общераспространённым» запретам часто встречаются и запреты индивидуальные, порой весьма экзотические, приобретённые, как правило, в травмирующем опыте. Среднестатистический человек в буквальном смысле находится под гнётом сотен, если не тысяч, разнообразных запретов, большинство из которых им даже не осознаётся, и ему остаётся только покорно подчиняться им до конца своих дней.

В итоге, достигая возраста «сознательного» существа, человек уже несёт в себе массу подавленностей, а также установок на дальнейшее подавление всего и вся. Ситуация, в которой ты вынужден чувствовать одно, а проявлять другое, приводит к расщеплению и расслоению — нам приходится переселяться на поверхность своего существа, поддерживая красивую витрину и запирая внутри дверь за дверью, скрывая всё то, что мы отрицаем и чего стыдимся. В итоге человек, с одной стороны, не знает себя, а с другой — живёт в постоянном напряжении, которое пытается по мере сил компенсировать, и с которым, за исключением клинических крайностей, ещё можно кое-как жить, однако оно не оставляет ни шанса искателю, желающего прийти к высшим состояниям, поскольку для этих состояний в его бытии попросту нет места. Как невозможно возвести высокое здание без крепкого фундамента, так же невозможно достичь вершин осознанности и доступной человеку реализации, пока все слои его существа не осознаны, не очищены и не подготовлены (развиты) в нужной степени. Любые прорывы восприятия, которые могут происходить в «неочищенном» состоянии, будут искажаться, преломляясь внутри, а возможные импульсы высших энергий — приводить к обострениям внутренних проблем и выходу подавленного, которое будет этой энергией вытесняться.

Поэтому любому, кто взялся за работу над собой, жизненно необходимо учиться выражению — как в виде отдельной практики, так и в повседневной жизни.

Определения

Прежде чем перейти к описанию практики выражения, нужно определиться с терминами, которые будут часто употребляться ниже. Для того чтобы иметь возможность осознавать и различать, что происходит внутри, важно научиться не путать ощущения, эмоции, чувства и реакции ума. Пока не будет ясности в этом вопросе, и вы не научитесь чётко видеть, что и где (в смысле, в каком теле) у вас происходит, разобраться в хитросплетениях внутренних энергий, а тем более — распутать их, будет невозможно.

Ощущение

Ощущение возникает как следствие восприятия процессов, происходящих в физическом и эфирном телах, реже — в теле ума, а также внешних объектов и энергий. Отдельно взятое ощущение, как и эмоция, — всегда элементарно и неделимо, однако проявления тех или иных энергий или реакций редко сопровождается каким-то одним ощущением, наоборот — зачастую возникает целая их палитра. Ощущения можно разделить на физические, возникающие в физическом теле, и энергетические, имеющие, в основном, эфирную природу. Примеры физических ощущений: тактильные, жар-холод, ощущения, поступающие от органов чувств (запахи, вкусы и т. д.) и других органов (голод, жажда, боль и др.). Примеры энергетических ощущений: опять же жар, холод, ощущения расширения или сжатия, тяжести или лёгкости, движения энергий, их жёсткости и мягкости, плотности или разреженности и т. д. В некоторых случаях бывает непросто отличить физические ощущения от энергетических. Например, ощущение холода, который охватывает человека во время проявления энергии страха, может быть чисто энергетическим — то есть внутренним холодом, который проходит волнами по эфирному телу, заполняет низ живота и «стекает по ногам», при том что, по крайней мере, поначалу, температура физического тела ни в какой его части может не меняться, а может быть смешанным — когда «эфирный» холод дополняется физическим холодом, и, в силу реакции симпатической нервной системы и сужения сосудов, холодеют сначала кисти рук и ступни ног, а потом всё тело, может появиться озноб и т. д. Или при активации сердечного центра можно ощущать достаточно сильное тепло в груди, которое может казаться почти физическим, но при этом температура кожи или тела не меняется — и ощущение разогрева будет присутствовать, на самом деле, только в эфирном теле.

Эмоция

Эмоция — это элементарная, неделимая энергия, проявляющаяся в эфирном теле. Эмоция возникает как реакция на существующее в уме желание. Существует пять эмоций: страх, тревога, гнев, печаль и радость. Гнев возникает как первое следствие неудовлетворённого желания, через какое-то время приходит печаль, страх проявляется как реакция на реальную или воображаемую возможность не достичь желаемого, тревога компенсирует страх, заставляя преодолеть паралич, им вызываемый, и, наконец, радость приходит как следствие получения желаемого. В отличие от других эмоций, страх может иметь независимое от желаний существование — когда он проявляется как реакция на сильный внешний или внутренний раздражитель (в виде испуга) или фиксируется в отношении тех или иных ситуаций вследствие предыдущей психотравмы — и, более того, в этом случае сам страх становится причиной возникновения желаний, связанных с избеганием соответствующих ситуаций или компенсацией страха.

Эмоции вызывают, во-первых, ощущения в эфирном теле: например, страх сопровождается ощущением холода и сжатия, печаль — тяжестью. При этом любая эмоция, кроме радости, сопровождается ощущением дискомфорта в той или иной форме и разной степени выраженности. Эти ощущения созданы для того, чтобы подталкивать нас к соответствующим действиям (или бездействию – в случае печали или страха). Радость, с другой стороны, обладает свойством положительного подкрепления, заставляя нас снова и снова реализовывать привычные желания, а также создавать новые. Помимо эфирных ощущений, каждая эмоция обладает определённым вкусом, для описания которых не придумано слов — кроме тех, которые, в общем, и обозначают соответствующие эмоции, а также их оттенки. «Вкус» эмоции — следствие прямого восприятия её энергии в эфирном теле, точно так же, как мы воспринимаем обычные ощущения в физическом.

Поскольку все наши тела связаны, причём связь эта не односторонняя, каждая эмоция влияет на физическое тело, а также на тело ума. Например, страх вызывает сокращение мышц внизу живота, физическое ощущение холода, дрожь в конечностях, дыхание становится поверхностным, а на уровне ума — появляются панические мысли и возникает импульс избежать неприятного. Можно сказать, что любая сильная эмоция меняет состояние ума, вводя его в состояние помрачения разной степени тяжести. Поэтому то, что люди называют, скажем, словом «страх» — обычно включает не только соответствующую собственно эмоцию, но и весь комплекс её следствий на уровне ума и физического тела.

Чувство

В отличие от эмоций, чувство всегда комплексно. В любом чувстве присутствует та или иная эмоция (реже — две-три последовательно сменяющие друг друга эмоции, задающие, так сказать, основной тон), а также одно или несколько желаний, часто противоречивых, сопутствующие им идеи плюс реакции и состояния ума. Поэтому если «вкус» эмоции всегда прост и неразложим, любое чувство — своего рода коктейль (с составным, но тем не менее неповторимым и легко узнаваемым «вкусом») из эмоции и состояния ума — с его составляющими, разложить на части который можно только при достаточно высоком уровне осознанности.

«Анатомия» чувств применительно к самым распространённым чувствам прекрасно освещена Мастером в главе «Чувства» (творчески переименованной редактором в “«Художники» мира души”) книги «Как укротить эмоции».

Реакция ума

Реакции ума — это движения в теле ума, возникающие вследствие внутренних и внешних импульсов. Примеры реакций ума: жалость (к себе и не только), беспокойство, сопротивление, скука, замешательство, интерес, изумление и т. д. Некоторые реакции ума возникают вследствие прямого воздействия впечатления, некоторые, так сказать, вторичны, то есть запускаются эмоциями, желаниями или являются частью текущего состояния ума. Например, беспокойство возникает в ответ на тревогу, замешательство может быть следствием страха, жалость к себе — возникать как следствие желания не испытывать дискомфортов и т. д. Также к реакциям ума можно отнести, например, контроль и подавление — которые автоматически «отрабатывают» в уме ответ на соответствующие установки.

Важное «техническое» отличие реакций ума от эмоций и чувств — погружаться в реакции ума не имеет большого смысла (если только в исследовательских целях или чтобы сбросить текущее напряжение ума). Его тело не предназначено для накопления энергии этих реакций — оно может только в большей или меньшей степени быть готовым продуцировать их, в зависимости от того, насколько эта реакция является для вас привычной. Поэтому в случае с той же жалостью к себе рекомендуется просто останавливать её, не идя в эту реакцию, — и всё. Хотя с желаниями и ожиданиями, лежащими в её основе, нужно работать отдельно. Чем меньше вы будете потакать той или иной реакции, тем быстрее зарастёт «тропа», протоптанная ею в уме, и тем быстрее вы избавитесь от неё.

Практика выражения

В нашей Школе используется практика выражения, основанная на видоизменённой и сокращённой динамической медитации Ошо. Практика начинается с интенсивного дыхания с акцентом на выдохе, которые должны повторяться как можно чаще, в течение трёх минут (удобнее всего и вдыхать, и выдыхать через рот), затем следует выражение в течение 10-20 и более минут, пока оно будет идти, после в течение трёх минут необходимо, стоя прямо, приподниматься на носки и опускаться на пятки с одновременным выдохом и произнесением «Ху» с направлением внимания в низ живота, и заканчивается практика замиранием в течение трёх-четырёх минут с наблюдением ощущений и общего состояния энергий.

Поскольку это часто вызывает вопросы, я распишу основные моменты, относящиеся к практике выражения.

Дыхание

Интенсивное дыхание в начале практики необходимо для освобождения дыхания и повышения интенсивности внутренних энергий. Подавляя дыхание, мы отсекаем питание эфирного тела и тела ума, и именно поэтому у большинства людей дыхание поверхностно (особенно выражено — при избытке подавленной печали) и становится ещё более поверхностным в моменты активного подавления. «Продышиваясь», мы подаём внутрь избыточную энергию, что вкупе с намерением выразить то, что подавлено, создаёт возможность для последующего выражения. Кроме того, интенсивное дыхание «раскачивает» блоки в четвёртом (подавленная печаль), третьем (подавленная тревога) и втором (подавленный страх) центрах, что тоже облегчает высвобождение того, что ими удерживается.

Жалеть себя на этой стадии, как и вообще во всей практике выражения, не стоит: ваше дыхание должно быть максимально интенсивным в течение трёх минут. Поначалу дышать таким образом может быть непросто, например, может возникать головокружение (из-за гипероксии) или начинаться кашель (из-за механической стимуляции или как одна из форм выхода подавленной печали) — это вас не должно останавливать. Как правило, уже на третий-четвёртый день выполнения практики интенсивное дыхание начинает даваться легче. Если эта стадия получается хорошо, не следует её удлинять: трёх минут вполне достаточно, и дыхание в течение пяти, семи и т. д. минут в плане помощи выражению уже ничего не даст.

Выражение

Собственно, это та стадия, ради которой всё и затевается. Здесь вам нужно открыться и позволять выходить всему, что идёт. И всё было бы так просто, если бы не было так сложно. К сожалению, привычка к подавлению и контролю не даёт большинству практикующих полноценно выполнить выражение, и вместо непосредственно выражения поначалу приходится, в основном, работать над снятием контроля.

Контроль

Для того чтобы преодолеть контроль, важны два аспекта: позволение и интенсивность. Конечно, при высоком уровне осознанности можно просто осознать контроль, его причины и избавиться от него, но, к нашему несчастью, высокий уровень осознанности и бессознательный контроль — вещи несовместимые. Поэтому первая задача — ослабить и «пробить» привычный контроль. Поскольку запрет на выражение поддерживается бессознательной частью ума, необходимо «убедить» его в необходимости выражения. Здесь поможет решимость — ваше намерение выразить подавленное и настрой на выражение. Нужно позволить себе открыться — с этой целью перед каждым заходом на выражение для внушения бессознательному уму новой установки вы можете в течение трёх-четырёх минут сидеть, произнося что-то вроде «Я позволяю себе открыться. Я готов выразить всё, что поднимется», или как у вас сформулируется, сохраняя этот настрой и при необходимости повторяя нужные фразы в процессе выражения.

Для достижения интенсивности в выражении необходимо идти через тело, то есть начинать выражение со спонтанных движений. Тело само подскажет, как надо двигаться, — как правило, эти движения направлены на сброс напряжений в зажатых областях. Поскольку за большинством хронических физических напряжений спрятаны подавленные эмоции, освобождение напряжений в теле будет приводить к высвобождению подавленных эмоций. Например, вы почувствовали позыв начать двигать руками, взмахивая ими или начиная бить воздух, — позволяйте этому происходить, и через какое-то время вы можете ощутить нарастающий гнев и позыв поколотить что-то более ощутимое. Могут пойти картинки — например, воспоминания о каких-то недавних разозливших вас ситуациях, но не обращайте на них особого внимания, ваша цель — тотально войти в эмоцию, в выражение гнева, позволив ему охватить вас полностью. Вы должны стать гневом, полностью отождествиться с ним (насколько это для вас возможно), позволив ему начать изливаться через все слои вашего существа. Колотите подушку, кричите, кусайте, извивайтесь, делайте всё, что взбредёт в голову, и не останавливайтесь, пока гнев полностью не иссякнет. Не жалейте себя, и даже если спустя 5–10 минут вы полностью вымотаетесь, но будете ощущать энергию гнева внутри, продолжайте выражение, как будет получаться, а когда отдышитесь — снова начинайте выражать активно. Время практики не должно вас ограничивать, и, если нужно, стадия выражения может длиться дольше условно отведённых на неё 10–20 минут.

Понятно, что для практики выражения нужны подходящие внешние условия. Мало у кого получится полностью открыться, если за стеной — жена/муж/дети и прочие родственники: страх потерять лицо, напугать близких своим поведением и вообще страх перед выражением будут сдерживать вас, даже если кому-то кажется, что ему скрывать нечего и он может позволить себе всё что угодно при ком угодно. Поэтому если вы делаете выражение в квартире, нужно быть в одиночестве, семью можно на полчаса куда-нибудь отправить, если вы хотите, чтобы из этой практики вышло что-то путное. Для того чтобы не сильно беспокоить соседей, можно кричать в подушку, а другие звуки в нашей неспокойной стране вряд ли их сильно удивят.

Поначалу для того, чтобы «разогнаться», может потребоваться немного «подыграть», то есть понакачивать ту эмоцию, которая поднимается-поднимается, но полностью развернуться не может. Если это гнев, то можно начать специально бить подушку, например, даже если делать этого вроде бы не хочется, поднимая какие-то недавние ситуации или образы людей, вызывающие у вас гнев. Через пару минут вы можете войти во вкус, и гнев польётся как надо. Однако не стоит превращать это в привычку: как только эмоция начинает идти, ваша цель — не подогревать её умом, а тотально в неё входить, давая эмоциональной энергии свободно изливаться. Выражать можно как через движения, так и вербально, однако выражение через тело — важнее, поскольку позволяет сбросить физические напряжения и через них выйти на глубоко подавленные энергии, в то время как вербальное выражение больше сбрасывает текущее напряжение в уме. В этом плане вербальное выражение — поверхностно и в чистом виде не позволит пройти к глубоко подавленному, но в случае с гневом поможет разблокировать канал речи, особенно если сдобрить его хорошим матом. Можно также просто кричать: крик поможет расслабить хроническое напряжение в горле, которое также возникает из-за подавления гнева.

Контроль гнева зачастую основан на страхе перед его выражением, в корне которого, в свою очередь, лежит страх боли, или на желании поддерживать определённый, правильный образ себя, то есть на идеях, программирующих поведение и осуждающих проявления гнева, а также страхе нарушить эти установки. Чтобы полностью снять запрет на выражение гнева, нужно дополнительно работать с этими аспектами, поначалу же преодолеть контроль поможет понимание того, что подавленная энергия гнева, как и любой другой эмоции, — это яд внутри, который будет разрушать вас и временами, как бы вы ни старались, всё равно выплёскиваться наружу. Кроме того, без его выражения достижение вашей высшей цели никак невозможно — это понимание создаст в вас желание выражения, которое, будучи источником того, что мы называем позитивной волей, поможет преодолеть волю негативную, направленную на сдерживание и подавление и питаемую страхом нарушения запрета.

Что же с другими эмоциями?

Печаль, как и гнев, должна активно внешне выражаться — в идеале, конечно, рыданием, причитаниями и так далее. Поначалу это могут быть только вздохи и жалобы, и не нужно бояться в этой ситуации немного себя — в хорошем смысле — пожалеть, чтобы дать печали подняться. Печаль тесно связана с реакцией жалости к себе, и отделить их получится далеко не сразу. Однако если вы жалеете себя жалеете, а до слёз или каких-то других активных проявлений дело не доходит, может понадобиться больше поработать с контролем.

В основе контроля печали обычно лежит страх перед проявлениями слабости и желание быть сильным/сильной. Поэтому в момент выражения нужно позволить себе стать слабым. Всё ваше существо, вынужденное потакать вашим прихотям и поддерживать образ себя-сильного будет только за, уж поверьте. Возможность скинуть этот образ хотя бы на короткое время, позволить себе расслабиться, стать слабым и беззащитным — принесёт облегчение, которое изольётся благодатными слезами и затопит вас чистой, как слёзы младенца, печалью.

Страх и тревога, в отличие от гнева и печали, не имеют активного внешнего выражения. Ну или, по крайней мере, настолько активного. Внешне страх выражается в необходимости сжаться в комок, забиться куда-нибудь, иногда дрожью, воплями ужаса, — и нужно себе, конечно, позволять это делать. Однако большую часть времени его останется только наблюдать, позволяя ему подниматься и выходить. Как и с другими эмоциями, поначалу может помочь некоторая самостимуляция, хорошо описанная в главе «Страх» из «Книги об очевидном и неочевидном». Что касается тревоги, то может показаться, что расхаживания из угла в угол и прочие подёргивания являются её выражением, но это не так — в данном случае физическая активность будет только компенсировать потребность сделать уже, наконец, что-то дельное. Что именно? Вы не всегда найдёте ответ — как и с другими подавленными эмоциями, если это тревога, вызванная не текущими ситуациями, а глубоко и давно подавленная и как бы беспричинная, в уме уже не остаётся привязок к этой энергии, только чистая необходимость действовать, неоформленное беспокойство и крайне неприятная вибрирующая энергия в эфирном теле. Поэтому в рамках практики выражения внешнего выражения тревога не имеет вовсе, так как любые движения будут только компенсировать её, создавая иллюзию, что для выхода из сложившейся ситуации делается всё возможное. Садитесь и наблюдайте, тут больше ничего не поделать.

Контроль страха помимо, опять же, желания быть сильным, идёт из страха страха — то есть страха перед самими неприятными ощущениями, которые вызывает страх, а также параличом и невозможностью действовать, к которым он приводит. И часто страшно не просто попасть в какую-то ситуацию — страшно, что ваш страх увидят, и вы прослывёте трусом. Здесь может дополнительно помочь понимание того, что выход подавленного страха здесь и сейчас сильно уменьшит его проявления после — в тех ситуациях, которые вызывают у вас привычный страх, — поэтому можно и потерпеть. Тревога часто подавляется желанием поддерживать спокойный и сдержанный образ себя. По иронии, необходимость постоянно поддерживать какой-то образ себя также является источником постоянной тревоги.

Радость не подавляется напрямую. Даже если в каких-то ситуациях — например, на похоронах тёщи — вы не можете позволить себе открыто порадоваться, то, когда выпадет возможность, наедине или, например, в кругу друзей, вы обсудите и выразите всё от души. И даже если вы, в силу каких-то высокодуховных идей, например, что истинно духовный человек должен относиться ровно ко всему мирскому, подавляете радость по мирским поводам, маловероятно, что вы будете подавлять её во всех случаях — и когда будет возможность порадоваться чему-то «духовному», сделаете это от души. Поэтому люди, которые заявляют, что у них во время выражения кроме радости ничего не идёт, нагло врут себе и другим: относясь к радости как к единственно дозволенной, «хорошей» эмоции, которая на самом деле ничем не лучше и не хуже других, они накачивают, например, чувство восторженности, которое при «отсутствии» других эмоций на практике выражения, вроде бы, делает их в глазах других людей необычными и крайне духовными существами. Это, конечно, пляска эго и не более того. Впрочем, подавление других эмоций не может не сказаться и на качестве выражения радости — подавляя что-то одно, вы вынуждены поддавливать и всё остальное, поэтому эпизодически во время практики выражения или при работе с теми или иными блоками могут вскрываться и слои подавленной радости. Также она может выходить через короткое время после радостного события, которое ещё не «остыло», или просто благодаря хорошему текущему настроению.

Важно понять, что выражение может не ограничиваться упомянутыми выше пятью эмоциями. Выражаться могут любые чувства — например, ненависть, обида, чувство неполноценности и прочие; кроме того, во время практики выражения может доминировать та или иная реакция ума: например, беспокойство, спровоцированное какой-то текущей ситуацией. То же относится и к желаниям — иногда может подниматься энергия текущих или подавленных желаний, которую можно наблюдать, при необходимости сбрасывая вербально.

Завершение практики

Практика завершается стадией с произнесением мантры «Ху» — держа руки сомкнутыми над головой (или просто над головой) и опускаясь в момент произнесения «Ху» на пятки (с небольшим прыжком или без), одновременно направляя внимание в область второго центра, в течение трёх минут, и стадией замирания после ещё в течение трёх-четырёх минут. На стадии замирания лучше стоять прямо, не двигаясь. Если вы чувствуете себя плохо, можно лечь. Стадия с «Ху» необходима для центрирования, собирания энергий, поднявшихся во время выражения. Замирание — чтобы поднявшиеся энергии могли дополнительно «пробить» энергетические блоки, и чтобы в целом посмотреть на своё состояние.

Ошибки

Как водится, рассмотреть все возможные ошибки, которые может изобрести человеческий ум, невозможно, но я постараюсь рассмотреть несколько основных ошибок, которые люди чаще всего допускают в практике выражения.

Недостаточная мотивация для преодоления контроля

Некоторые, с одной стороны, подверженные сильному внутреннему контролю, а с другой — питающие иллюзии относительно своего состояния люди, дойдя до стадии выражения, просто стоят, ничего не делая, и как бы позволяя происходить всему — однако ничего не идёт. Попробовав такое «выражение» несколько раз, они жалуются, что вроде делаю всё как нужно, но просто спокойно стою — и подавленного, вроде, вовсе и нет. Если это ваша ситуация — вам нужно понять, что многолетняя привычка к контролю не сдастся, если просто подышать три минуты, а потом как бы «отпустить себя». Требуется мотивация к освобождению от подавленного, желание выразить — и только оно, как я писал выше, будучи проявлением позитивной воли, может быть противопоставлено воле негативной, которая, будучи привычной, автоматически прилагаемой и не осознаваемой вами, держит вас в тисках подавления. Нужно захотеть выразить всё, что подавлено, — работа с фразами, упомянутая выше, в этом поможет. А потом, чтобы выражение пошло, нужна достаточная интенсивность, что приводит нас к следующему пункту.

Недостаточная интенсивность

Для преодоления контроля нужно поднять подавленные энергии. Пока контроль не осознан, любой акт выражения — это борьба правой руки с левой, поэтому нужно, чтобы та «рука», которая «за» выражение, временно взяла верх. В этом помогает интенсивное дыхание, а затем — по возможности, тотальное вхождение в спонтанное двигательное выражение. Даже против вашего желания, не боясь выглядеть глупо в своих собственных глазах или глазах воображаемых зрителей, начинайте двигаться так, как того просит тело: машите руками, извивайтесь, дрыгайтесь, орите и так далее. Смотрите на ощущения и идите за ними — а тело само подскажет, что нужно делать. Если ничего не поднимается, упорствуйте — и рано или поздно всё получится. Иногда требуется пара недель интенсивного выполнения практики, чтобы начало подниматься хоть что-то.

Некоторые люди допускают ошибку, не заходя на стадию активного выражения, а садясь и начиная наблюдать эмоции, пытаясь работать только с помощью энергии внимания. В целом нельзя сказать, что такой подход не оправдан, — правда, только в том случае, когда сила вашего внимания такова, что вы можете без труда «вытянуть за ниточку» любую подавленную энергию и войти в неё так, чтобы она раскрылась полностью, охватив вас целиком. В случае работы с эмоциями, не имеющими активного внешнего выражения, — страхом или тревогой — можно просто садиться и смотреть, когда они начинают идти, но даже в этом случае лучше не замирать, садясь с закрытыми глазами и спокойным дыханием, как в муракабе, а давать телу делать то, что оно хочет, — сжиматься и разжиматься, глубоко дышать, кричать и так далее. В гнев и печаль полноценно войти без активного выражения не получится вовсе: эти эмоции требуют внешнего выражения, так как тот же гнев подавляется, в основном, в плечах, руках, горле — как не совершённые вовремя удары и крики — и физическое выражение сбрасывает ту энергию, которая застыла внутри сжатыми пружинами. То же и с печалью.

«Пассивная работа» с подавленным подобна попытке поднять ил и мусор со дна пруда, взбалтывая воду палкой, в то время как активное выражение — подобно погружению в пруд с головой, когда вы барахтаетесь всем телом, не оставляя залежам на дне ни шанса. Понятно, что всё, так сказать, зависит от размера «палки», то есть силы вашего внимания, но вам не стоит питать в отношении неё иллюзий — поначалу активное выражение необходимо всем.

Ещё один вопрос, имеющий отношение к интенсивности, — нужно ли пытаться наблюдать то, что поднимается во время практики выражения, или лучше входить в выражение целиком, отождествляясь с ним, насколько это возможно, и приходя к максимальной тотальности. Я склоняюсь ко второму варианту: в практике выражения ваша цель — избавиться от подавленного, просто слить его, и попытки, особенно неумелые, сохранять осознанность в этом процессе приведут разве что к расщеплению энергии и дополнительным сложностям в преодолении контроля. Отождествляйтесь. Забудьте обо всём. В любом случае, если поднимется нечто ценное для созерцания — вы можете сесть и посмотреть на это после, отдельно.

«Накачка»

Противоположной ошибкой может быть «самонакручивание» в процессе выражения, то есть вместо поднятия подавленного вы начинаете продуцировать ту или иную эмоцию в режиме реального времени. Обычно это сопровождается зацикливанием ума на какой-то ситуации — реальной или воображаемой, в прошлом или в будущем — которая вызывает у вас страх, гнев и так далее. Кто-то любит погружаться в печаль, подогреваемую жалостью к себе, и бесконечно прокручивать в уме ситуации разочарования, кто-то, часто прибегающий к гневу и крепко его полюбивший благодаря ощущению силы, которое он даёт, может бесконечно теребить злость на людей, мир и разные ситуации — вариантов «самонакручивания» может быть множество, но все они сопровождаются активным использованием ума для подогревания эмоции. В практике выражения мы используем воспоминания или воображаемые ситуации только для того, чтобы «подхватить за ниточку» ту или иную энергию — и когда она начинает разворачиваться, нам остаётся только тотально входить в неё, преодолевая контроль и позволяя ей охватить нас полностью. Если сила эмоции ослабевает, лучше идти через намерение выразить, интенсивность и прочие аспекты практики, которые описаны выше, — использование «картинок» должно быть вспомогательным, и на них не должна держаться вся практика.

Фактически любая сильная эмоция входит в резонанс со своими залежами — то есть любой достаточно сильный страх, например, всегда начинает резонировать со страхом, который возникал от подобных ситуаций в прошлом (и был подавлен), а затем — с подавленным страхом вообще, чистой энергией страха, уже не привязанной ни к каким конкретным ситуациям. Здесь работает своего рода принцип «сродства энергий», когда подобное притягивает подобное, и именно это свойство нашего эфирного тела мы используем, когда работаем с подавленным. Через любую проявленную в данный момент энергию, когда она достигает достаточной интенсивности, чтобы притянуть себе подобное, мы можем выйти на её залежи в бессознательном — и любая накачка, которая может сознательно использоваться в начале выражения, направлена только на это, не более, она должна стать катализатором последующего процесса.

Но иногда бывает иначе. Например, вам предстоит пройти через какую-то ситуацию в ближайшем будущем, которая вызывает у вас страх. Вы начинаете поднимать эту ситуацию, эмоция начинает идти, но вы, вместо того чтобы переключиться на ощущение её энергии, перевести всё внимание в эфирное тело и инициировать выход подавленного, идёте за умом и начинаете мусолить картинки, многократно представляя с разного ракурса, как вы ударяете лицом в грязь, снова и снова испытывая страх по этому поводу. Важно понимать, что любая сильная эмоция влияет на ум, вгоняя его в более или менее помрачённое состояние. Если этого не происходит — то, скорее всего, контроль снят не полностью, и вы всё ещё не погружаетесь в эмоцию «с головой». А уйти за мыслями в помрачённом состоянии очень легко, и так создаётся замкнутый круг самовозбуждения, когда эмоция вызывает помрачение в уме, помрачённый ум вызывает выделение этой же самой эмоции из эфирного тела и так далее. Эти эмоции — продуцируются вами сейчас и не имеют никакого отношения к подавленному. Вы можете пугать себя предстоящей ситуацией или злиться на прошлое сколько угодно, но пока живы желания или страхи, из-за которых отсутствует принятие этих ситуаций (или возможных вариантов их развития), ничего не изменится. Такое поведение можно часто наблюдать, например, у людей, которые «заводятся» гневом и подолгу не могут остановиться, при этом меньше гнева у них со временем не становится, скорее наоборот. Работу с конкретными ситуациями можно использовать как инструмент для созерцания желаний, способ выйти на травмирующие воспоминания и так далее, но она не очень подходит для практики выражения, потому что вводит вас в замкнутый круг продуцирование—выражение—продуцирование, и выражение в этой цепочке всегда остаётся поверхностным.

Избежать самонакручивания можно выводя внимание из ума и полностью направляя его на возникшую эмоцию. Важно погрузиться в энергию в эфирном теле, а не в образы, продуцируемые умом. Понятно, что это не означает остановку ума — в нём будут так или иначе течь ассоциации, подниматься образы, прямо или косвенно связанные с выражаемым, но ум должен отступать на периферию, оставаться пассивным и не забирать внимание.

Программирование выражения

В практике выражения вам необходимо выражать то, что идёт, не настраиваясь на выражение чего-то конкретного. Если уже в начале выражения вы чувствуете, что начинает идти что-то определённое, например, если в этот день произошло событие, вызвавшее гнев, который не получилось выразить в ситуации, — смело идите в это, если же ничего конкретного нет, начинайте со спонтанных движений и оставайтесь чуткими к своему состоянию. Эмоция или какая-то другая энергия, лежащая на поверхности, сама даст о себе знать.

Нет смысла заходить на выражение с мыслью вроде «что-то давно я не работал со страхом, а все говорят, как это важно, дай-ка я подниму страх» — тот же страх может быть закрыт привычной защитной реакцией стимулировать себя на проявления гнева в ответ на появление страха, поэтому чтобы добраться до страха, сперва может понадобиться сбросить излишки гнева. То же и с другими эмоциями — можно сказать, что в нас всё подавлено слоями, и самый правильный подход — вскрывать слой за слоем, последовательно, а значит — выражать то, что идёт, не придумывая себе конкретных задач.

Не ставьте себе задач, доверяйте ощущениям, идите за энергией, а не за умом — и всё получится.

Пределы выражения

Как и любая другая практика, практика выражения имеет свой предел. Этот предел, в целом, определяется уровнем вашей осознанности — от которого, в свою очередь, зависит, насколько осознан и проработан контроль, как хорошо вы можете увидеть подавленное и как глубоко пройти внутрь. Если в какой-то момент после успешной сессии практик вы как будто упираетесь в стену и не можете пройти дальше никакими усилиями — вполне вероятно, что пока что вы исчерпали свои возможности работы с подавленным, и не остаётся ничего другого, кроме как переключиться на другую внутреннюю работу, чтобы вернуться к выражению позже. Работа над осознанностью, выполнение других практик, наконец, какие-то внешние ситуации приведут вас к новой возможности сделать очередной шаг внутрь.

Стоит заметить, что первый «заход» на практику выражения (если он успешен) должен длиться не менее трёх недель, а впоследствии я бы советовал, по крайней мере, до достижения каких-то существенных успехов в очищении внутреннего пространства и обретения умения адекватного выражения всего, что приходит, в момент возникновения, возвращаться к практике выражения не реже одного раза в неделю, а также заходить на неё на одну-две-три недели, когда будет ощущаться необходимость.

Выражение в жизни

Для того чтобы всё, с таким трудом утраченное, не накапливалось заново, необходимо осваивать искусство выражения — учась не подавлять то, что приходит, а напротив, выражать это в моменте. Поначалу это совершенно невыполнимая задача — поскольку, с одной стороны, слишком велика сила бессознательного контроля, а с другой — любой всплеск эмоции подкрепляется силой подавленного, и в итоге мы склонны впадать в панику, ярость и другие крайние состояния из-за сущих мелочей. Иными словами, поначалу эмоциональный ответ всегда много сильнее стимула, поэтому, как ни печально, привычное подавление и является — по крайней мере, с внешней точки зрения — наиболее адекватным подходом в ситуации, когда вы заполнены подавленными эмоциями до краёв. Когда хотя бы самые «сливки» подавленного получается выразить, чтобы, например, избавиться от постоянно присутствующего фонового раздражения, эмоциональный ответ будет становиться всё более пропорциональным ситуации, и выразить ту или иную эмоцию более-менее адекватно будет существенно проще.

Первое и главное, что нужно понять для обретения возможности адекватного выражения эмоций, — то, что мы поначалу просто не замечаем ни момента их возникновения, ни момента подавления, и можем только свидетельствовать впоследствии, что чего-то нам поплохело. Понятно, что это относится к тем эмоциям, которые вы отрицаете, — если, скажем, выражение гнева для вас привычно, то вы будете механически сбрасывать его в тех ситуациях, когда он проявляется. Но и в этом случае будут другие ситуации — в которых выражение гнева противоречит вашей обусловленности или вы просто боитесь его выразить. Поэтому вашей задачей должно быть по возможности непрерывное осознание физического тела и его состояний: в начале только по изменению ощущений вы можете отслеживать моменты подавления той или иной эмоции. Подавление обычно сопровождается ощущением как возросшего общего напряжения, так и напряжения в конкретных зонах тела, также вы можете замечать, что дыхание становится поверхностным и меняется его ритм — зачастую, становится реже, но встречается и быстрое поверхностное дыхание. Если вы заметили признаки подавления — смотрите, почему вы напряглись, что пытаетесь сдерживать? Может также помочь расслабление тех напряжений в теле, которые вы видите и способны расслабить, восстановление нормального ритма дыхания. Позвольте себе почувствовать то, что вы пытаетесь подавить, — и проявление эмоции или другой энергии не заставит себя ждать.

Когда вы осознаёте то, что вы чувствуете, можно начинать говорить о выражении. Аспекты адекватного выражения гнева хорошо описаны в главе «Гнев» «Книги об очевидном и неочевидным» — которая, когда вы только начинаете работу с эмоциями, вообще говоря, должна стать для вас настольной книгой. Естественное выражение страха — просто не идти в ситуации, которых вы боитесь, и понятно, что зачастую это не так просто сделать, да избегание и не поможет вам встретиться со своими страхами лицом к лицу. Поэтому в случае со страхом остаётся, как правило, только наблюдать его энергию внутри, не проявляя её внешне (если не позволяет ситуация), удерживая на ней внимание так долго, как это получается сделать. В случае с тревогой вы можете так же наблюдать её энергию внутри, не потакая импульсу начинать спешить, ходить из угла в угол и так далее, продолжая, если необходимо, заниматься внешними делами. Поскольку тревога возникает только для компенсации страха, будет также полезно отдельно посмотреть на то, чего вы боитесь в данной ситуации (тревожитесь, что не успеете на работу, — боитесь опоздать, выговора, увольнения, нищеты, боли). С печалью тоже понятно — или вы плачете и делаете всё остальное, или наблюдаете её энергию внутри, не выражая внешне, если того не позволяет ситуация. Нужно заметить, что отсутствие внешнего выражения, конечно, тоже является частичным подавлением эмоции, поэтому по возможности всегда нужно и давать эмоции проявиться внутри, и выражать её внешне. Наблюдение без выражения — компромисс между вашим состоянием и необходимостью учитывать внешнюю ситуацию.

Зачем нужно выражение

Всё вышесказанное, конечно, прекрасно, но может возникнуть простой вопрос — зачем оно нужно, это хвалёное выражение? Почему бы просто не сделать прыжок за пределы эмоций, ума и всего остального, достигнув просветления и выйдя из-под их влияния? Я отвечу — прыгайте, если получится, но практика показывает, что избранных — очищенных напрямую Милостью Господа, чей путь сокращён до точки, — единицы, и появляются такие люди в силу, разве что, очень большой необходимости Свыше. Серую массу нео-просветлённых XXI века я вообще не буду принимать в расчёт, их «просветление» зачастую ограничивается фиксацией определённого отношения к своим состояниям плюс продуманный «сценический образ». Поэтому нам, простым смертным, вынужденным проходить Путь от «а» до «я» (лишь изредка перепрыгивая пару букв), не обойтись без самой что ни на есть основательной работы со своими эмоциями. Почему?

В первую очередь, подавленные энергии лишают нас того, что мы называем внутренним пространством. Внутреннее пространство — это расчищенное пространство внутри наших эфирного тела и тела ума. В этом пространстве может свободно проявляться энергия нашего внимания — как и все другие энергии. Поначалу свободного внутреннего пространства у нас нет вовсе, но в какой-то момент, благодаря росту осознанности и процессам очищения, мы, что называется, «входим внутрь», то есть внезапно обнаруживаем внутри себя, как правило, в груди, небольшой ничем не занятый объём — в котором, с одной стороны, нам становится гораздо проще удерживать внимание, а с другой — любая энергия раскрывается в нём наиболее полно, что в случае с внутренними энергиями помогает нам осознавать их в момент появления и облегчает работу с ними, а в случае проявления энергий внешних — открывает нас их влиянию. Объём внутреннего пространства может меняться — как в большую, так и в меньшую сторону, в зависимости от того, сколько мы наподавляем или, наоборот, насколько продвинемся на пути дальнейшего очищения. Расширение внутреннего пространства — продолжительный процесс, растянутый на годы и заканчивающийся, наверное, только с обретением полной осознанности (не принимая в расчёт другие пространства, которые будут открываться внутри, обсуждение которых выходит за рамки этой статьи). Существенный рост осознанности без увеличения объёма внутреннего пространства невозможен, его объём фактически определяет, в какой степени в нас может проявиться индивидуальное Сознание. Наконец, объёмом внутреннего пространства ограничена наша способность к получению и усвоению импульсов высших энергий — которые только и приводят нас в итоге к полной трансформации.

Во-вторых, чем менее вы очищены, тем более искажённым будет ваше восприятие. На это влияет как «забитость» эфирного тела с его подавленными эмоциями, так и количество подавленного в бессознательную часть ума: желания, психотравмы, различные бессознательные установки, которые образуют такие же блоки в теле ума, как подавленные эмоции — в эфирном теле. Чем больше подавлено внутри, тем меньше будет ваша чувствительность как к внутренним, так и к внешним энергиям — им просто негде в нужной степени «развернуться», и вы будете воспринимать самые поверхностные их аспекты. Чем больше подавленного, тем глубже бессознательность — и влияние ваших желаний, страхов, ожиданий и представлений будет затмевать Истину, не давая вам сделать и шага в сторону постижения объективной реальности.

Наконец, напряжения внутри подобны чёрным дырам, притягивающим даже сам свет, — и ваше внимание исчезает в них, безраздельно питая бессознательное и крепко-накрепко удерживая вас в объятьях Нисходящего Потока Творения.