Сила желаний — это сила жизни, и для большинства людей — основа бытия. Убрать желания — и не останется ни смысла, ни физической возможности для дальнейшего существования. Возможностью удовлетворения желаний человек измеряет своё «счастье», желания делают человека живым и наполняют его жизнь смыслом, целенаправленных в удовлетворении своих желаний людей уважают и ставят в пример для подражания. Тем не менее говорят, что на Пути нужно почему-то работать с желаниями, как-то от них избавляться — зачем это нужно и как можно к ним подступиться, попробуем разобрать ниже.

 

Природа желаний

Желания — это продукт жизненной силы и ума. Можно сказать, что ум канализирует жизненную силу через желания (и страхи), создавая движение энергии в Нисходящем Потоке Творения. Говоря простыми словами, люди «качают» энергию, которую получают извне, в канал желаний/страхов, попутно продуцируя весь спектр эмоций, различные состояния ума, прилагая усилия, преодолевая препятствия в достижении своих целей и так далее — что в совокупности, в общем, создаёт все формы внутренней и внешней жизни человека. Понимая, что желания и страхи лежат в основе большинства других человеческих проявлений, можно сказать, что они являются «точкой входа» Нисходящего Потока.

Отсюда следует, с одной стороны, что начать выходить из-под влияния Нисходящего Потока, не освободившись в какой-то степени от давления желаний, — невозможно; с другой стороны — что и избавиться от всех желаний до завершающих стадий Пути (а именно до исчезновения в Боге), когда жизненная сила перестаёт быть «топливом» бытия человека, невозможно также. Поэтому речь идёт, скорее, об уменьшении количества желаний и их «упрощении».

Все желания можно разделить на два типа: сформированные на основе потребностей и идущие из идей, то есть идеалистические. Желания, основанные на потребностях, с одной стороны, несут в основе ту или иную потребность физического или других тел, а с другой стороны — привязанность ума к тем приятным ощущениям, которые удовлетворение этих потребностей приносит. Можно сказать, что привязанность ума к приятным впечатлениям/ощущениям — ключевое звено в процессе формирования любых желаний вообще (а их отторжение — страхов). Желания, идущие из потребностей, зависят, в первую очередь, от приобретённого опыта: например, следуя за потребностью в пище, вы съели что-то новое, что вам понравилось, и это впечатление оставило отпечаток в уме — который, в зависимости от своей глубины, будет притягивать к себе внимание более или менее регулярно. При слабом желании, на уровне «нравится», это будет происходить только в условиях возможности его удовлетворения, когда вы будете о нём вспоминать, а при сильном, на уровне «жить без этого не могу», — оно будет напоминать о себе само, и делать это настойчиво. В отличие от простой потребности в пище, которая, будучи ненасыщенной, проявляется как необходимость в утолении голода, вызывая дискомфорт, но не создавая гнева, печали и других эмоций — и для которой зачастую всё равно, что именно вы будете есть, было бы это только съедобным, желание всегда требует чего-то определённого. Истины ради, иногда и тело «просит», например, определённой пищи — то есть некоторая избирательность на уровне потребности тоже возможна. Помимо желания известного может возникать желание попробовать и что-то новенькое, чтобы испытать новые ощущения, которое тоже, в общем, основано на опыте: ведь когда-то вы уже пробовали что-то новое, и было хорошо, не так ли? Плюс новые впечатления всегда сильнее старых, заезженных — и здесь уже работает потребность во впечатлениях и идущие за ней желания.

В отличие от потребностей, желания фокусируют не на насыщении необходимости, а на получении максимального количества приятных стимулов — например, в случае тех же желаний, связанных с пищей, вам, с одной стороны, захочется поесть чего-нибудь вкусненького, а с другой — съесть больше того, что необходимо для нормального существования тела (если, конечно, желание поесть не сталкивается с желанием похудеть, но об этом ниже). Неудивительно, что люди, которые находят доступный источник концентрированного удовольствия, как в том эксперименте с крысами и центром удовольствия, вроде героина, очень быстро забывают обо всём остальном, ведь желание погрузиться в легкодостижимый и куда более сильный, чем другие доступные удовольствия, наркотический кайф вытесняет остальные желания, да и потребности тоже. 

Идеалистические желания основаны на убеждённости в той или иной идее, которые могут носить различный характер, но всегда побуждают к действию: начиная от «светлых» идей вроде «как хорошо могло бы быть, если бы…», таких как идея справедливости, и заканчивая идеями осуждающими и запретительными — греха, общественной морали и нравственности, даже моды и т. п. В основе идеалистических желаний — всё та же привязанность к приятным ощущениям и стремление их умножения (или бегство от неприятных ощущений и желание их никогда не испытывать): желание справедливости, например, зачастую основано на страхе несправедливых поступков в отношении себя со стороны окружающих (или действий высших сил), и желании жить в справедливом мире, в котором всем будет хорошо. Отличие от желаний, основанных на потребностях, в том, что потребность — реальна, а идея — субъективная абстракция, составной образ в уме, который может быть чрезвычайно далёк от реальности. Однако у каждой идеи есть некое обоснование, и для оформления её в желание вы должны поверить, что её воплощение — возможно и принесёт то или иное благо или что не следование ей также обернётся какими-то реальными последствиями. В этом смысле можно сказать, что и идеалистические желания косвенно основаны на потребностях, но в отличие от простых желаний, которые, как известно, — «нужда, сошедшая с ума», идеалистические желания — это нужда, доведённая до крайней степени абстракции и сошедшая с ума уже после этого.

Большинство идей мы получаем извне, напрямую от окружения или через книги, фильмы и т. п., до каких-то — «доходим» сами, в том числе благодаря травмирующему опыту. Например, вы обманули в детстве родителей, обман вскрылся, вас отругали/побили — и вы могли решить, что «нужно всегда быть честным», что постепенно распространится не только на вас, но и на окружающих («я не вру — и мне не должны врать»), или та же идея может быть привита в готовом виде в процессе воспитания. Большая часть базовой обусловленности прививается именно воспитанием, а также религиозным и культурным контекстом и является их неотъемлемой частью; причём пока наиболее распространённым нафсом остаётся осуждающий, эти идеи будут носить характер в духе «люди должны / не должны...» — начиная от идей, осуждающих физиологические проявления, и заканчивая той же идеей справедливости, которыми в той или иной форме сейчас запрограммирован любой цивилизованный человек. Справедливости ради нужно сказать, что идей, присущих вдохновлённому нафсу, тоже теперь немало: «мир во всём мире», всеобщее равенство, защита животных, половая свобода и тому подобные социальные/либеральные идеи, которые, правда, всё ещё регулярно «скатываются» в осуждение «более равных», менее пекущихся о животных, не признающих однополый секс и т. д.

 

Противоречивость желаний

С желаниями было бы куда меньше проблем, если бы они не противоречили друг другу. Именно конфликт желаний является причиной большинства человеческих страданий. Нередко конфликт возникает между двумя желаниями, идущими из потребностей: например, с одной стороны, хочется хороших отношений в семье, с другой — разнообразных сексуальных впечатлений. Или хочется прикладывать как можно меньше усилий, но при этом зарабатывать побольше денег. В зависимости от того, насколько сильно каждое из желаний такой пары, ситуация может варьироваться от доминирования какого-то одного желания, при этом второе будет давать о себе знать только редкими приступами печали и фоновым напряжением в тех ситуациях, в которых оно могло бы быть удовлетворено, до поочерёдного доминирования, «маятника», который заносит в сторону исполнения то одного желания, то другого, причём весь процесс сопровождается всплесками вины и негативных эмоций, связанных с обоими желаниями.

Противоречия, вносимые идеалистическими желаниями, ещё более мучительны. Во-первых, власть идеалистических желаний гораздо шире, чем желаний «обыкновенных», ведь одна простая идея может влиять на все аспекты существования человека сразу, а среднестатистический человек является счастливым обладателем десятков таких идей и установок. Во-вторых, желания, основанные на потребностях, можно полностью насытить хотя бы на время, тогда как идеалистические желания ненасыщаемы в принципе и становятся постоянным источником страданий. Тем более что каждый человек в процессе воспитания непременно усваивает ряд идей, противопоставленных «нормальным» желаниям, а истинно духовный человек, конечно, и вовсе несёт в себе отрицание всех желаний, какие есть. Поскольку одна из задач общества — ограничивать животную природу человека, набор «запретительных» идей является неотъемлемой частью воспитания, которому помогает религия, национальные — или просто семейные — традиции и т. п. Обусловливание этими идеями происходит при переходе из повелевающего нафса в осуждающий, который в наше время случается, как правило, в раннем возрасте и завершается тем, что ребёнок сам, вместо своих родителей/воспитателей, начинает осуждать свои желания, поступки и себя в целом, переходя в столь удобную для всех окружающих саморегуляцию. Понятно, что отдельные люди умудряются остаться в повелевающем нафсе и достигнув зрелого возраста, но в наше время это, скорее, исключение, и без должной порции самоосуждения такие граждане будут принадлежать более или менее маргинальной части социума, хотя, конечно, некоторые проявления повелевающего нафса можно встретить почти у каждого. Большинству же приходится усвоить, что такое хорошо и что такое плохо, и жить с этим тяжёлым знанием, зачастую, всю оставшуюся жизнь. Большую роль в этой истории играет страх наказания — ведь именно страх, как ограничитель повелевающего нафса, удерживает от того, чтобы получать желаемое любой ценой. Усвоенные идеи, в свою очередь, рождают как желание соответствия «тому, как должно быть», так и страх последствий нарушения запрета. Вам хочется мяса, но ум говорит о страданиях несчастных животных, хочется провести время за фильмами/играми, но ум начинает твердить о бессмысленно потраченном времени, хочется послать всех к чёртовой матери и побыть одному — но нужно оставаться хорошим: десятки таких противоречий, явных и более тонких, ежедневно раздирают каждого.

 

Подавленные желания

Раз возникнув, желания не исчезают, но каждому из нас порой этого очень хотелось бы — именно поэтому бессознательная часть нашего ума наполнена подавленными желаниями разной степени тяжести. Давятся как те желания, которые противоречат друг другу, так и просто неудобные или неугодные — в силу обстоятельств или обусловленности. Нужно понимать, что желания являются конечным продуктом ума, как, например, вилка или нож, которые могут быть выплавлены из одного металла, но при этом имеют разную форму и функции, поэтому, например, можно хотеть двух разных женщин/мужчин, и, хотя природа этих желаний может быть одинакова (сексуальное желание), они ни в коем разе не будут взаимозаменяемыми: реализация одного из них может повлиять на степень общей сексуальной удовлетворённости, но ничего не сделает со вторым. А теперь представьте, скольких вы хотели за свою жизнь. Представили? То-то же. Каждое из этих неудовлетворённых желаний (конечно, полноценных желаний, а не сиюминутных влечений к человеку с картинки) всё ещё живо в вашем уме — это несложно проверить прямо сейчас, если сесть и погрузиться в соответствующие воспоминания: стоит себе позволить, и вы без труда ощутите энергию желания в отношении того, кого хотели когда-то, но так и не смогли (или смогли, но не так, как хотели).

Среднестатистический человек давит ежедневно десятки желаний, многие из них подавляя «в фоновом режиме» и совсем не замечая этого. В это, возможно, трудно поверить — но вы сами сможете убедиться, если зададитесь целью искренне пронаблюдать, чего вы хотите в течение дня и как вы с этим поступаете. Взять хотя бы желания, связанные с едой: как часто вы даёте себе возможность съесть всё, чего вам хочется, и не испытывать чувства вины после этого — которое не даёт насладиться удовлетворением желания? Как часто вы вынуждены делать то, чего не хочется, — в отношении близких или по работе? Можете ли вы себе в полной мере позволить отдых или удовольствия, которых хотите? А купить то, что хотите? Идеалистические желания тоже подавляются — когда вам приходится мириться с несправедливостью, читая очередные новости, или терпеть неправильное поведение людей, на которых вы никак не можете повлиять…

Каждое из этих желаний ложится грузом, создавая напряжение внутри и порождая весь спектр отрицательных эмоций и чувств — которые в свою очередь так же прекрасно подавляются, усиливая наше бессознательное и не оставляя ни пяди свободного пространства внутри.

 

Неудовлетворённые желания

Желания, идущие из потребностей, в том случае, если они не подавляются, могут быть не удовлетворены по чисто внешним причинам: нет денег, возможности и так далее. Причём если удовлетворение такого желания просто перенесено в будущее, оно создаёт напряжение, сопровождается эпизодическими всплесками эмоций — но, в общем, не приводит к большим проблемам, если уму понятно, когда это будущее наступит: например, если нужно несколько месяцев, чтобы накопить на желанную поездку. Такие желания удовлетворяются, что называется, в штатном режиме, а каждое действие, совершённое для их реализации, потихоньку стравливает энергию желания, сбрасывая напряжение с ума. Другое дело, если нет понимания, когда желание может реализоваться, — например, если его реализация зависит не от вас. Такое нереализованное желание может — при достаточной его силе — погрузить человека в настоящий ад. Знакомый многим пример — неразделённая любовь, особенно тогда, когда объект страсти не просто разом сбивает пыл, лишая сразу всякой надежды, а как бы колеблется, то приближая, то отталкивая несчастного.

Бывают ещё большие желания, шанс на удовлетворение которых невелик, даже если они совсем не идеалистические. Например, богатство, слава и прочее в масштабах, сильно превышающих ваши возможности. Такие желания тоже могут изрядно подпортить жизнь; но если счастливый обладатель подобных желаний «верит в свою мечту», пытается добиться хоть чего-то в этом направлении, иногда в течение всей своей жизни, то сами эти усилия облегчают его состояние.

Идеалистические желания не могут быть удовлетворены полностью: можно только бесконечно стремиться к их воплощению. Например, идея о необходимости соответствия некоему модному в данное время и данном месте идеалу красоты заставляет огромное количество людей постоянно что-то делать со своим телом и внешностью: заниматься спортом, одеваться определённым образом и так далее, в тяжёлых случаях — идти на какие-то пластические операции, но несмотря на все усилия идеал, конечно, остаётся недостижимым, и даже если порой кажется, что он почти достигнут... его так легко утратить, поэтому однажды расслабиться, «закрыв» это желание, невозможно. С более глобальными идеями, такими как идея справедливости, мира во всём мире, защиты природы и т. д. это ещё более очевидно. Поэтому именно идеалистические желания становятся основным источником страданий, добавляя новую порцию в копилку гнева или печали каждый раз, когда реальность и установки приходят в конфликт.

 

Работа с желаниями

Принятие желаний

Первый шаг, без которого все прочие усилия будут малорезультативны, — это принятие своих желаний. Но для того, чтобы что-то принять, очевидно, нужно для начала осознать его наличие. В случае с желаниями это не всегда просто.

Начать можно как с попытки наблюдения желаний напрямую (скажем, сев и выполнив такое упражнение), так и через наблюдение причин возникающих эмоций. Каждый раз, когда вы испытываете гнев, печаль, радость, — за этим стоит желание, и вы можете пробовать осознавать их — в моменте или, что легче, сев и посмотрев сразу после, когда эмоция уляжется или будет сброшена через выражение. Страх и тревога также могут быть следствиями желаний, но, в отличие от других эмоций, страх может как быть следствием желания, так и иметь своё, вполне независимое, существование, а тревога всегда возникает как следствие страха для его компенсации.

Препятствием к осознанию желаний в первую очередь является наш образ себя, то есть идеи о том, какими мы должны быть (или какие уже как бы есть), и, соответственно, представления о «хороших» и «плохих» желаниях. Должны ли мы быть «правильными», отрицая сексуальные желания, желания бесполезных развлечений, желания, связанные с повышенными тратами, и так далее; «духовными», отрицая, по-хорошему, все связанные с «мирским» желания, привязанности к вещам, удовольствиям и тому подобное, или какими-то ещё — не соответствующие нашим представлениям желания будут вытесняться в бессознательную часть ума, сначала вполне «сознательно» — через нашу борьбу с ними, а затем в полной мере автоматически — в зависимости от того, удалось ли нам одержать над ними «победу» и сформировать эффективную программу подавления. При этом разрешённые желания мы видим вполне ясно, сильные и не до конца подавленные запретные — временами, каждый раз подавляя их по мере сил, но при должном уровне искренности хотя бы признавая, пусть и с внутренним сопротивлением, их наличие; наконец, ещё какое-то количество желаний наглухо от нас закрыто, и их можно выявить только по косвенным признакам (например, по напряжению, возникающему в тех или иных ситуациях, по флёру гнева/печали, возникающему после, или через наблюдение страхов, с ними связанных), а также в периоды обострений или, например, под действием алкоголя, когда ум вместе с его контролем и иллюзиями о самом себе будет «просажен». Пока образ себя и направленные против желаний идеи (а также, собственно, идеалистические желания, с ними связанные) в полной мере не осознаны, «вытащить» в область сознательного ума все наши желания невозможно — и не стоит питать на этот счёт иллюзий.

Второе препятствие к осознанию желаний — их опасность, то есть страх перед ними. Некоторые желания нам страшно признать потому, что, как нам кажется, они могут привести нашу жизнь к неиллюзорной катастрофе. Например, длительный брак, дети — и какие-то сексуальные желания: из-за страха потерять семью и всё, что с этим связано, ум вполне успешно может создать установку, благодаря которой любые сексуальные позывы «на сторону» будут гаситься на корню. Или желание компенсации с помощью Пути — кажется, что стоит признать что-то подобное, как весь поиск и все усилия в работе над собой отправятся коту под хвост… Увидеть такие желания поможет понимание того, что, во-первых, отказ смотреть на них подобен зарыванию головы в песок, и сами по себе они никогда никуда не денутся, а их влияние на вашу жизнь не исчезнет: в примерах выше неудовлетворённость семейной жизнью или непонимание того, что, собственно, я делаю на Пути (если, конечно, это реальный Путь, а не учение, под компенсацию же и заточенное), будут регулярно давать о себе знать, проявляясь гневом на жену и детей, сопротивлением Мастеру и практикам, приступами печали и так далее. Во-вторых, наличие таких желаний не означает, что всё к ним и сводится: пока есть комплекс неполноценности, например, совсем-совсем без той же компенсации на Пути мало кто обходится, а признав наличие такого желания, вы сможете начать серьёзно работать с тем, что, собственно, компенсируется: с комплексом неполноценности, страхом перед людьми, психотравмами и прочим, постепенно уйдя от необходимости в компенсации — гораздо раньше того момента, когда это станет для вас (а возможно, и для окружающих) серьёзной проблемой. Также важно понять, что пока вы скомпенсированы, работа с корневой проблемой попросту невозможна, потому что её как бы и нет, как нет страха перед уличной дракой у обладателя чёрного пояса по карате, добившегося его именно из-за боязни уличных драк.

Наконец, многие желания мы просто не способны осознать, даже если они не отнесены к категории запретных, потому что они могут быть достаточно тонкими, очень привычными и не доступными для нашего уровня осознанности. Поначалу нам непросто ухватить идеалистические желания, например: даже если мы видим тот же гнев, возникающий в ответ на определённые ситуации, увидеть и сформулировать желание, которое за ним стоит, может быть нелегко. Некоторые идеи усвоены нашим умом так давно и так прочно, что мы привычно воспринимаем мир сквозь их призму как «сквозь тусклое стекло», не замечая фоновых оценок, вносимых умом, и считая такое восприятие чем-то естественным. Как правило, только после очередного скачка уровня осознанности мы внезапно получаем возможность «отделиться» от реакции, давно ставшей привычной, а следовательно, начать работать в направлении осознания её причин — только если мы признали её и приняли, конечно.

Что касается желаний, которые мы таки способы осознать, — то принять их поможет понимание необходимости работы с ними, а также отношение к ним как к неотъемлемой и неизбежной части нашей жизни. Пока мы привязаны к Нисходящему Потоку Творения и подчиняемся его законам, желания будут оставаться для нас основной движущей силой, — а без принятия как желаний, так и необходимости работы с ними, возможность выхода из-под влияний Нисходящего Потока не откроется никогда.

Нужно ещё раз подчеркнуть, что полное принятие желаний возможно только том случае, если вы сформировали намерение и имеете готовность видеть свои желания, какими бы они ни были, а также готовы поработать с теми идеями и/или страхами, из-за которых они отрицаются. В основе любого отрицания лежит идея, что так не должно быть (или должно быть как-то иначе) или страх перемен и привязанность к тому, что есть, — и пока все эти идеи и страхи не осознаны и в той или иной степени не отработаны, какие-то желания будут продолжать отрицаться, оставаясь до поры до времени глубоко погребёнными в бессознательное и совершенно недоступными для какой бы то ни было работы с ними.

 

Сознательное удовлетворение

Самый эффективный способ работы с желаниями, которые вы можете удовлетворить, — их сознательное удовлетворение. Также можно работать с желаниями, наблюдая их энергию, — такой подход мы рассмотрим чуть ниже, он незаменим в работе с теми желаниями, которые не могут быть удовлетворены прямо сейчас, с желаниями, не удовлетворимыми в принципе, и с идеалистическими желаниями, однако поначалу отрицание желаний так глубоко заложено в бессознательный ум (и подчас принимает такие тонкие формы), что задачей номер один становится осознание различных форм подавления и контроля, а помочь с этим может только сознательное удовлетворение. Наблюдение без удовлетворения легко может перейти в банальное подавление. Помимо этого, отработать желание, удовлетворив его, — просто-напросто легче, особенно в ситуации переполненности массой неудовлетворённых и подавленных желаний, из которой, прямо скажем, начинают работу над собой все без исключения.

Бессознательное удовлетворение желаний отличается от сознательного тем, что сопровождается отождествлением как с энергией желания, так и со всеми сопутствующими ощущениями, чувствами, состоянием ума и его реакциями. Сознательно удовлетворять желание — значит идти за его энергией, позволяя себе сделать то, что хочется, при этом, с одной стороны, погружаясь в энергию желания тотально, а с другой — оставаясь в максимально осознанном состоянии, то есть присутствуя в ощущениях, наблюдая энергию самого желания и, по возможности, всё остальное, в том числе направляя внимание в сторону причин, лежащих в основе этого желания.

Здесь обычно возникают препятствия двух видов. Во-первых, желания не так просто осознавать: энергия желания — интенсивная энергия, приводящая ум в изменённое состояние, влияющая на эфирное и физическое тела, поэтому для её осознания вам потребуются навыки неотождествления и удержания внимания; кроме того, нам всегда хочется слиться с теми приятными ощущениями, которые приносит реализация желаемого, и кажется, что какие-то дополнительные непонятные усилия только испортят всё удовольствие. По первой части этой проблемы — только повседневные усилия в осознании себя, а также сверхусилия для наблюдения различных изменённых состояний, вызванных эмоциями, желаниями, реакциями ума, которые укрепят ваш навык разотождествления, могут сдвинуть ситуацию с места; что касается второго — поверьте, это иллюзия: чем больше вы будете осознавать процесс, тем более глубокое удовлетворение получите от того, что делаете, ведь увеличится ваше присутствие в действии, а значит, и насыщение от его выполнения. Конечно, в том случае, если вы правильно прикладываете усилия по осознанности, и в них не входит контроль.

Контроль — второе основное препятствие: вам нужно научиться позволять энергии желания подниматься и заполнять вас, подобно тому, как это происходит с эмоциями в практике выражения — которая многим даёт тот первый опыт снятия контроля и тотальности, без которого путь внутрь закрыт и будет возможна только самая поверхностная работа над собой. Контроль в данном случае может появляться из-за отрицания желаний — например, если подспудно присутствует желание побыстрее избавиться от желаний, самоосуждение или страх — в этом случае возникает ситуация внутреннего конфликта, расщепление энергии, которое, даже присутствуя малозаметным фоном, становится ложкой дёгтя, способной испортить бочку мёда. Что можно сделать в этом случае? Ответы на этот вопрос — примерно те же, которые были даны в статье про выражение. Во-первых, чем больше ваше позволение в моменте, чем больше вы даёте проявиться энергии желания и чем интенсивнее «качаете» в его удовлетворение, тем сильнее оказывается «позитивная воля», и в какие-то моменты влияние негативной воли, связанное с отрицанием желания и страхом, может сходить на нет. Во-вторых, отношение: понимание необходимости принятия желаний и их удовлетворения, отношение к осознанному удовлетворению желаний как к части работы над собой и части Пути вообще поможет сформировать новую установку в бессознательной части ума. Может помочь и работа с фразами, вроде «я принимаю все свои желания. Я позволяю полностью проявиться любым своим желаниям» — которую можно для начала произносить про себя в течение дня, когда будете о ней вспоминать, с намерением увидеть свои желания и дать подняться их энергии, в течение 5-7 дней, а потом в виде «я позволяю полностью проявиться такому-то желанию», когда вы оказываетесь в ситуации возможности удовлетворения того или иного желания, но не можете полностью в него погрузиться. Наконец, окончательно решить вопрос с контролем позволит обнаружение тех идей, которые лежат в основе отрицания желаний, — как желаний вообще, так и конкретных, например, сексуальных желаний, что встречается сплошь и рядом, — и работа с ними, а также осознание и проработка конфликтующих желаний. Вопрос конфликтующих желаний и подходов к работе с ними подробно разобран Мастером в главе «Новые горизонты» книги «Наука духовного роста». 

Что касается страха — это может быть страх, идущий из конфликтующих желаний: например, желание вкусно поесть и страх растолстеть (идущий из желания привлекательно выглядеть), или страх вполне самостоятельный: например, желание с кем-то познакомиться с целью секса/отношений и страх общения, «потери лица», ошибки и прочего, идущий из комплекса неполноценности и удерживающий нас от контактов с людьми вообще. А в случае тяжёлого невроза масса подавленного страха, лежащего в бессознательном, и вовсе не позволит реализовать какие бы то ни было «большие» желания. Так или иначе, если реализации какого-то желания препятствует страх, то работу придётся начинать со страха — и в ряде случаев полноценная работа с желаниями без частичной проработки невроза или хотя бы его компенсации попросту невозможна.

Благодаря сознательному удовлетворению желаний вы, во-первых, можете сбросить их энергию, существенно снизив градус внутреннего напряжения и получив новые возможности в росте осознанности. Во-вторых, попутно откроются механизмы подавления, а при должном старании — идеи, которые лежат в основе отрицания желаний, страхи и другие реакции — с которыми можно будет поработать отдельно. Многие легко реализуемые желания вроде — купить какую-то вещь, съездить куда-то, посмотреть какой-то фильм и т. п. — достаточно удовлетворить осознанно один или несколько раз, чтобы насытиться и забыть о них, некоторые сильные — благодаря регулярному удовлетворению станут как минимум не столь сильны и сведены до уровня насыщения потребности. Или почти.

Наконец, возможно, далеко не с первого раза, постепенно — вам начнут открываться корни желаний, с которыми вы работаете. Когда вы удовлетворяете желание, вы позволяете его энергии «развернуться» внутри, раскрыться тем реакциям, которые с ним связаны, и «выгрузиться» в сознательную часть ума из бессознательной структурам, завязанным на это желание. Ускорить процесс открытия причин можно с помощью созерцания — либо в процессе удовлетворения желания, либо, если внимания для этого не хватает, сразу после. Для этого можно сесть и посмотреть на желание с вопросом «Почему я хочу этого?», с намерением увидеть его причины и направляя часть внимания в сердечный центр. Успех такого созерцания будет напрямую зависеть от уровня вашей осознанности и от того, насколько вы освоили сам навык созерцания, в котором нужно практиковаться отдельно, а также от таких факторов, как степень искренности с самим собой, а иногда — и некоторой безжалостности к себе. В любом случае даже попытки смотрения на причины желаний будут полезны как в плане развития навыка созерцания, так и в плане, так сказать, развития самой привычки идти к причинам своих состояний и интереса к этим причинам. А истина всегда откроется тому, кто настойчиво её ищет.

Важно понимать, что любое желание — это следствие, и у каждого есть причина: в потребности или идее, а чаще всего — в сочетании того и другого, а также обусловленности опытом. Возьмём, например, сексуальное желание, направленное на кого-то конкретного: в нём будет и потребность в сексе, идущая из физического тела, гормональных процессов в нём и так далее, и влияние либо опыта, связанного непосредственно с этим человеком (вы находились рядом и почувствовали притяжение из-за привлекательного внешнего вида, поведения, запаха и всего того, что вызывает возбуждение в уме и необходимость разрядки), либо опыта, связанного с кем-то другим, — вплоть до тех, кого вам хотелось, например, в период полового созревания и на кого оказался случайно похож объект новой страсти. Телосложение, черты лица, цвет волос или глаз, голос и прочее сверяются вашим умом с внутренним идеалом — или идеалами — списанными с актрис и актёров (фильмов разных жанров), моделей из рекламы, бывших партнёров и просто того, кто когда-то находился рядом и кого сильно хотелось. К физическим параметрам добавляются психологические: интеллект, чувство юмора, творческие таланты, смелость и решительность, какие-то определённые интересы и т. п., а также параметры, не относящиеся непосредственно к человеку, — скажем, материальное благосостояние или социальное положение. Как правило, чем больше пунктов этого внутреннего чек-листа совпадают с тем или иным человеком, тем большее желание в отношении него возникает: от лёгкого влечения до «это судьба!» и последующей влюблённости. Итого в корне желания, направленного на конкретного человека, которое воспринимается как целостное и самостоятельное, могут лежать одновременно: потребность, опыт, а также те или иные идеи, каким партнёр должен быть, это уже не говоря о накопленной сексуальной неудовлетворённости, которая будет, так сказать, придавать яркости ощущениям. При этом пока вы находитесь под влиянием всего перечисленного, понимание этого и даже видение конкретных причин нисколько не нивелирует само желание: оно уже сформировалось в уме, за ним «закреплена» определённая энергия, объём которой прямопропорционален силе этого желания, и оно будет вас мучать не обращая внимания на то, что вы как бы «всё понимаете». Для устранения влияния желания его энергия должна быть сброшена или рассеяна, а причины отработаны — об этом ниже. Энергия желания может быть сброшена через удовлетворение — фактически любое действие, которое вы совершите (для сближения с понравившемся человеком в данном случае) будет стравливать энергию желания — или, хотя бы в какой-то степени, рассеяна через наблюдение-без-подавления, если удовлетворить желание возможности нет.

Работа над удовлетворением желаний сама по себе, во-первых, избавляет от того их разнообразия, которое вы успели накопить (и наподавлять): желания становятся проще, можно сказать, что постепенно отпадают многочисленные «ветви» желаний и остаются «стволы», даже если «корни» — причины — остаются вам пока недоступны. Во-вторых, планомерное удовлетворение желаний лишает их «магии», они становятся всё более привычными, продолжая приносить удовольствие, но постепенно утрачивая какую-то часть своей притягательности, а значит, и насыщаться ими вы начинаете быстрее. А ещё — так, постепенно, вы сможете насытиться миром сполна, чтобы, быть может, убедиться не на словах, а на опыте в том, что истинного насыщения в нём не найти.

 

Наблюдение энергии желаний

Если удовлетворить желание никак не получается, или получается, но не так быстро, как хотелось бы, или же удовлетворить невозможно в принципе — всегда остаётся возможность поработать с энергией желания через простое её наблюдение. Ну как простое. Поднимать энергию желания и удерживать её в поле внимания, не отождествляясь и не впадая в подавление, — навык, над которым нужно работать, и который требует определённого (и порой немалого) уровня осознанности. Технически всё выполняется так: вы садитесь, поднимаете образ желаемого и позволяете энергии желания проявиться, при этом без желания избавиться от желания — иначе иного результата, кроме подавления, и быть не может — но относясь к желанию максимально нейтрально, без осуждения и без каких-либо ожиданий. Скажем, если вы решили поработать таким образом с желанием купить что-то, чего не можете себе позволить в данный момент, для правильного выполнения практики вы не должны быть настроены против покупки, а практика не должна рассматриваться как способ сэкономить. Если вы видите в себе протест в отношении какого-то желания — работайте сначала с запретом, каким бы тонким он ни был. Для эффективной работы с энергией желания (и не только) вы должны учиться оставаться свидетелем, не вмешивая ум в процесс наблюдения и не отождествляясь с его реакциями.

Так вот, когда условия соблюдены, вы начинаете направлять внимание на желаемое и даёте развернуться энергии желания. Желание должно охватить ваш ум: не погружайтесь в фантазии об обладании, поскольку это способ скомпенсировать дискомфорт, но давайте пассивно разворачиваться ассоциативным цепочкам — образам, связанным с желаемым, его прекрасными качествами, той несомненной пользой и тем удовольствием, которые оно вам принесёт, и всему такому. Однако ваше внимание, как водится, не должно уплывать за умом — пусть все эти мысли и образы проносятся, наблюдайте за ними «боковым зрением» — а в центре вашего внимания должна быть сама энергия желания, проявленная на уровне ума и в эфирных/физических ощущениях. Неотождествлённое внимание, направленное на эту энергию, будет постепенно её рассеивать — тем быстрее, чем больше сила вашего внимания и чем меньше сила желания, с которым вы работаете. Удерживать внимание на желании может помочь проговаривание: вы можете сформулировать его одной фразой и повторять её время от времени, как бы выражая. Если в процессе будут подниматься эмоции, скажем, гнев или печаль, переключайтесь на их выражение — до тех пор, пока они не иссякнут — а потом снова возвращайтесь к наблюдению желания, иначе они будут создавать напряжение внутри, вызывая помрачение ума и выталкивая внимание на поверхность.

Сложность номер один — в том, чтобы терпеть тот дискомфорт, который приносит энергия неудовлетворённого желания, особенно сильного. Для того, чтобы оставаться в таких ощущениях, не отождествляясь с ними, в течение длительного времени, могут потребоваться нетривиальные усилия, и не факт, что энергия желания — а точнее, та её порция, которая всплывает в конкретный «заход», закончится раньше, чем ваша способность удерживать внимание или просто свободное время. Уход в посторонние мысли, сонливость — признаки сопротивления ума или просто его усталости, и если они сильно выражены, лучше закончить практику и сесть понаблюдать на следующий день. Незакрытые вопросы для ума невыносимы (см. «Желание выхода») — отсюда и вторая сложность: не соскользнуть в подавление, которое может войти очень тонко. Подмена осознания борьбой быстро входит в привычку и начинает проникать во все усилия по осознанию «неугодного», которое от такого псевдонаблюления, разбавленного намерением избавиться от наблюдаемого, будет просто вытесняться в бессознательную часть ума и создавать иллюзию «отработки». Некоторые признаки возможного подавления: энергия желания пропадает слишком быстро, появляется напряжение в уме и/или эфирном теле, возникает самоосуждение, гнев, направленный на желание, быстрые ассоциации про ненужность желаемого и подобные. Единственное, что может помочь преодолеть это препятствие, — максимально возможная искренность перед самим собой, а также терпение и настрой на долгую работу: не позволяйте своему уму «закрыть тему» и успокоиться, смотрите ровно и не гонитесь за результатом, а также работайте отдельно с осуждением и идеями, противоречащими желанию.

В итоге, если всё проходит как надо, энергия желания рано или поздно вычерпывается, и, начиная смотреть на то, чего вам хотелось, вы перестаёте ощущать что-либо. При этом в подавляющем большинстве случаев одного такого захода недостаточно, и нужно возвращаться к наблюдению желания неоднократно: на место рассеянной порции желания будет приходить новая, а в отсутствии удовлетворения и «закрытия темы» ум будет продолжать «накачивать» энергию в канал желания, исправно выполняя заложенную в него функцию — помогая вам реализовывать ваши же бессознательные решения. Корень желания будет выпускать новые стебли — и тем не менее, исправно «обесточивая» канал того или иного желания с помощью наблюдения и разотождествления с энергией желания, можно добиться того, что эта тропка в уме зарастёт и он забудет к нему дорогу — произойдёт это, однако, только в том случае, если вы действительно готовы отпустить это желание, без сожаления и надежды на его удовлетворение.

Сознательное удовлетворение и работу через наблюдение-без-удовлетворения можно комбинировать — начиная, например, с удовлетворения желания в течение какого-то периода времени и переходя на пассивное наблюдение тогда, когда оно ослабеет настолько, что станет сложно в него «качать».

 

Увидеть причины 

Не всегда причины желаний сложны сами по себе, но  в большинстве случаев — сложны для осознания. Для того, чтобы к этому осознанию прийти, необходимо использовать подход, общий для работы по поиску причин любых состояний: выражение, затем созерцание. Стадия выражения необходима для сброса тех энергий, связанных с проблемой, которые накопились в эфирном теле, и напряжения с тела ума, из-за которых созерцание не будет эффективным: эмоции или реакции будут оттягивать на себя всё внимание, помрачённый ум не сможет выполнять отведённую ему в созерцании роль, а напряжение не даст пройти внутрь, к причинам состояния. Под словом «выражение» здесь следует понимать сброс энергии в широком смысле, который не всегда сопровождается какими-то активными действиями, то есть собственно выражением: например, гнев, печаль требуют активного выражения, страх и тревога — в основном, раскрываются внутри и пассивно выходят, рассеиваясь, а энергия желания, как мы уже выяснили, может быть сброшена через удовлетворение или рассеяна через наблюдение — и то и другое тоже можно назвать «выражением» в широком смысле. Смотреть на причины можно и виде отдельной практики, и сразу после удовлетворения или наблюдения какого-то желания — когда всё, что с ним связано, свежо, а энергия уже не давит, а также в течение дня, когда какое-то желание попадает в поле внимания. 

Какого рода причины желаний могут открываться и как с ними работать? Причиной желаний, основанных на потребностях, как мы выяснили, зачастую является обусловливающий опыт. Корень такого желания в уме — заряженный образ, подобный психотравме в случае со страхом, но заряженный не отрицательно — как то, чего следует избегать, а положительно — как что-то, к чему, наоборот, нужно всячески стремиться. Этот образ фиксируется в уме в момент получения первого впечатления, связанного с желаемым, либо серии связанных впечатлений.

Подобный «корневой образ» во многих случаях открывается только после длительной работы с соответствующим желанием: когда вы прошли через слои подавленных эмоций, энергии желания, ряд воспоминаний, с ним связанных, и так далее. Когда этот образ, первоначальный отпечаток в уме, удаётся увидеть, ваша задача — смотреть на него, не отождествляясь и позволяя энергии, заключённой в нём, рассеиваться. То есть вы держите перед собой отпечаток, оставленный соответствующим воспоминанием, и просто смотрите на него, ничего больше не делая. Как и во всех таких случаях, скорость «разрядки» образа будет зависеть от силы вашего внимания, навыков удерживания внимания, разотождествления и силы самого заряда, а также от вашей готовности довести работу до конца — то есть отпустить это желание. С последним часто бывают проблемы, ведь это равносильно принятию нового решения, которое будет транслировано в бессознательный ум, противоположного первоначальному решению добиваться желаемого, которое и создаёт привязанность к конкретному впечатлению, первоначальную фиксацию. Отрабатывая каждое желание, вы как будто переживаете маленькую смерть, ведь вместе с ним — особенно если речь идёт о больших желаниях — отмирает кусочек вашего индивидуального Узора, связанный с потенциалом их реализации. При соблюдении всех условий образ рано или поздно теряет свою силу и становится «пресным», ничем не отличающимся от других образов в уме, — что, опять же, далеко не обязательно произойдёт при первом же заходе на работу с ним: «чистое время» смотрения может достигать десятков часов, и такая работа требует развитой способности свидетельствовать без желания и ожидания результата, и без дополнительных движений ума, которые могут «избавить» вас от чего угодно очень быстро, правда, потребуется убедить себя, что всё в порядке, и продолжать поддавливать «отработанное». Также не лишним будет убедиться, что заряд с образа ушёл полностью, «попроверяв» этот образ в течение какого-то времени и продолжая наблюдать, не поднимается ли связанное с ним желание в тех ситуациях, когда оно может быть удовлетворено. 

Как понять, есть ли желание? Если энергия течёт в этом направлении — значит, есть, даже если она «течёт не очень сильно», на уровне «было бы неплохо» (что может указывать на частичное подавление). Сравните это с ощущением от любой вещи или занятия, которых вам не хочется и никогда не хотелось. В случае полного подавления вместо притяжения вы почувствуете только напряжение, которое может тоже быть достаточно тонким и не всегда доступным для прямого наблюдения, а также ассоциации в духе «зачем мне это надо» и другие, связанные с механизмом подавления, — ухватить которые опять же весьма непросто. Кроме того, в случае подавления желания так или иначе будут продуцироваться и копиться гнев и печаль, связанные с невозможностью его удовлетворения.

Традиционно — о сложностях. Первая состоит в том, что увидеть истинную причину многих желаний бывает очень и очень непросто. Пожалуй, если у вас нет опыта регулярной работы с воспоминаниями, которая, так сказать, открывает слои воспоминаний в уме, делает доступными воспоминания о тех или иных периодах жизни в целом, облегчая извлечение отдельных воспоминаний во время созерцания, причины большинства желаний, имеющих более-менее глубокие корни в прошлом опыте, будут оставаться недоступными. Эта работа, если вкратце, также заключается во вхождении в те или иные воспоминания, в выражении тех эмоций, которые связаны с ними и были подавлены в тот период, а также в наблюдении самих образов, запечатлевшихся в уме, до полной их разрядки — то есть до того момента, пока они не станут нейтральными. Как пример, причина привлекательности женщин определённого типа внешности мне открылась только тогда, когда поднялись воспоминания из детского сада — в нашей группе была именно такая девочка, к которой, по всей вероятности, я испытал первое сексуальное влечение. Отработать желание секса с женщинами этого типа получилось только после последовательной работы с желаниями, направленными на нескольких таких женщин — из настоящего и прошлого, опыта удовлетворения этого желания и, наконец, инсайта и последующей разрядки первого, полученного ещё в детстве, отпечатка. Вся история от осознания и принятия того факта, что меня необъяснимо сильно притягивает конкретный тип женщин, до полной отработки этого желания заняла около пяти лет. Попутно, в процессе «разматывания клубка», были отсмотрены многие воспоминания, развеян ряд иллюзий, например, связывающих этот тип внешности с определёнными психологическими качествами, подняты некоторые уже забытые желания из юности. Да, и что касается инсайтов — распространено представление, что сам факт открытия какого-то воспоминания избавляет от всего, что связано с этим опытом, — это не так, и то самое, первое воспоминание, также требует отдельной работы.

Вторая сложность — далеко не всегда в основе желания лежит какой-то конкретный опыт (или, по крайней мере, только он), и далеко не всегда у желания лишь один корень. Например, то же сексуальное желание может быть связано с внешностью не столь сильно, как с каким-то психологическим качеством: например, с желанием, чтобы о тебе заботились, или с желанием защиты (значит, будут привлекать «заботливые» или «сильные»). Созерцание желания заботы/силы со стороны кого-либо в нашем примере постепенно позволит увидеть, что заботы или защиты хочется для компенсации: в первом случае — скорее всего, отсутствия родительской заботы в детстве (соответственно, нужно будет работать с детским желанием внимания и заботы со стороны родителей, а также с соответствующими воспоминаниями), а во втором — собственного подавленного страха, который нужно будет поднимать отдельно, и причины которого откроются индивидуально. Причём и желание заботы, и желание защиты могут присутствовать одновременно, будучи переплетёнными с желанием определённого внешнего типа, желанием разделить общие интересы и так далее — корни многих желаний в нас спутаны в плотный клубок. Навыки, необходимые для того, чтобы его распутать, развиваются в различных практиках, и никак иначе: в базовых — например, повседневного осознания себя и выражения — а также в ряде узконаправленных.

Полагаться только на свои силы, впрочем, тоже не стоит. Возможности молитвы — в первую очередь, о помощи в том, чтобы увидеть причины желания, — и зикра (в частности, имён Свидетель, Открывающий, Принимающий, Отбирающий) куда больше ваших собственных, хотя и не нужно надеяться, что Господь выполнит за вас всю работу, и опять же — требуются навыки взаимодействия с Высшим, для которых нужно это взаимодействие регулярно практиковать.

Что же с идеями? Идея — это определённая установка в уме, которую можно, как правило, сформулировать одной простой фразой, и которая, если мы говорим об идеях, лежащих в основе идеалистических желаний, формулируется как долженствование — то есть что люди, мир или сами вы должны быть какими-то или поступать определённым образом (или не быть, не поступать). С точки зрения употребления терминов в нашей Школе неверно называть идеями произвольные мысли, и отличие в том, что идея — это ёмкое определение, выражение на уровне сознательного ума определённого контекста, закреплённого в бессознательном уме. Говоря, что «люди не должны страдать», вы понимаете, что тысячи, миллионы людей подвержены самым разным невзгодам, перед вами проносятся толпы угнетённых, больных, голодных и так далее, поэтому краткая словесная формулировка, говоря компьютерным языком, — в данном случае подобна названию файла, в котором подробно расписано, что же, собственно, она обозначает. В этом разница, потому что «простые мысли» наделены простым смыслом (а иногда он и вовсе отсутствует). Немного неловко это объяснять, но подобные вопросы возникают — а понимание этого момента важно для практики.

Ещё момент — не всякая идея становится желанием, для этого, как я уже писал выше, вы должны поверить в неё, дать той или иной идее силу вашего внимания и принять её в своём уме как родную. Дети «ловят» идеи на раз, особенно если процесс их внушения подкрепляется живительными побоями, взрослых приходится поубеждать, но это тоже, в общем, несложно, особенно если для идеи уже подготовлена почва в виде других идей, косвенно с ней связанных, — достаточно поизучать вопрос распространения антисемитских идей в немецком обществе перед и во время Второй мировой, например. Как отмечал Гурджиев, внушаемость человеческого ума феноменальна, и благодаря этому прекрасному свойству каждый из нас несёт десятки идеалистических желаний разного калибра.

Кто виноват из изложенного выше, в целом, понятно, но что же делать? Для того чтобы продвинуться в этом вопросе, вам нужно «заходить» на то или иное идеалистическое желание точно так же, как вы начинали работать с желанием-из-потребности: садитесь, начинайте смотреть на энергию желания, выражайте сопутствующие эмоции, при необходимости прерываясь на выражение. Полезней всего это делать сразу после того, как вас что-то в очередной раз «зацепило» — выражайте гнев/печаль или что другое по этому поводу, наблюдайте энергию желания, пока она не рассеется до какой-то степени, и начинайте смотреть на желание с вопросом — почему мне хочется этого, почему я думаю, что так должно быть / так не должно быть?

Благодаря этому созерцанию вы постепенно сможете выйти на осознание идеи, которую нужно будет сформулировать одной короткой фразой — как правило, это сделать несложно — и начинать работать непосредственно с ней. Можете время от времени проговаривать эту идею вслух, чтобы было проще удерживать её в поле внимания и поднимать всё, что с ней связано. Ваша задача на этом этапе — созерцать идею до тех пор, пока не получится выгрузить из бессознательного ума всё содержимое, соответствующее этой идее, весь, так сказать, «комплекс» этой идеи. Для этого пробуйте смотреть на источники идеи, то есть на то, откуда вы её получили: внушение родителей, религиозная обусловленность, книги, фильмы и пр. Смотрите также на воспоминания, на опыт, из которого эта идея, возможно, была выведена или которым подкреплялась вера в неё. Кроме того, смотрите на разные аспекты этой идеи: может ли она быть реализована? Если она относится к тому, как должны вести себя люди, смотрите на то, по какой причине люди так поступают — что ими движет, какие желания/страхи? Могут ли они поступать иначе? И так далее, в зависимости от характера идеи. Смотрите на то, сколько страданий вам приносит эта идея. Как заставляет гневаться, когда, например, поведение людей расходится с ней, или печалиться из-за того, что люди ведут себя неправильно, или осуждать свои собственные проявления в настоящем или прошлом. Смотрите на свою привязанность к этой идее — например, на ощущение правоты, которое она приносит, на то, как осуждение других (да и себя) питает эго, на свою уверенность, что если у вас не будет таких идей, то вы сами начнёте вести себя «неправильно» и будете осуждаемы другими, и так далее. Если, опять же, при созерцании поднимаются эмоции/чувства или начинает захлёстывать энергия желания — прерываетесь на выражение или наблюдение энергии желания и возвращаетесь к созерцанию после этого. 

Помимо захода на работу с идеей в качестве отдельной практики полезно удерживать её в поле внимания в течение дня, когда это возможно, наблюдать свои реакции в тех ситуациях, которые попадают «в сферу влияния» этой идеи, наконец, нужно ли говорить — молитва о помощи в видении корней идеи тоже может очень помочь, и она будет тем эффективней, чем больше вы будете видеть влияние идеи, с которой работаете, на вашу жизнь, и чем больше будет ваша необходимость в избавлении от неё. 

Также в тех случаях, когда вы работаете с идеями — поведенческими установками, может помочь сознательное нарушение запрета: когда вы делаете то, что запрещено, и видите, что ничего страшного при этом не происходит, разотождествиться с установкой и отбросить её будет проще. Правда, в тех случаях, когда идея, которая программирует ваше поведение, — следствие страха, то есть была внушена, как это часто бывает, под его давлением, для избавления от неё придётся дополнительно поработать со страхом и травмирующим опытом — с воспоминаниями: до того, как получится избавиться от «доказательной базы» в виде отпечатка негативного опыта в уме, «разувериться» в идее не удастся.

Во время работы с идеей иногда — но не всегда и не у всех — может возникать ощущение напряжения в том или ином месте в области головы или в других местах, например, в энергетических центрах — и в этом случае стоит направлять часть внимания на это напряжение, просто непрерывно удерживая его в поле внимания и ничего больше не делая. Такого рода очаги напряжения могут относиться к структурам в теле ума, связанным с идеей, с которой вы работаете, и под действием энергии внимания эти напряжения могут «раскрываться», обнажая вполне однозначно и прямо воспринимаемые энергетические структуры; временами может приходить ощущение «разрушения» чего-то в уме, высвобождения энергии или как если бы деревья падали под напором ураганного ветра (как вариант), — такие процессы в некоторых случаях могут позволить отработать структуру в уме, связанную с идеей, энергетически, без выгрузки содержимого идеи в сознательный ум, либо облегчить эту выгрузку и обнажение корней идеи. 

До того, как созерцание подведёт вас к возможности избавления от какой-то конкретной идеи, пройдёт немало времени — а в случае с идеями, лежащими в базовой обусловленности, она может растянуться на годы (и, скорее всего, растянется) — понятно, не непрерывной работы, но периодических «заходов», в которых вы будете возвращаться и предпринимать всё новые попытки «выкопать корни» идеи, в остальное время работая над другими аспектами своего бытия и выполняя практики, которые будут оттачивать ваши навыки работы над собой. Тем не менее и смысла откладывать эту работу на потом нет никакого — если сейчас вы можете заметить влияние идей, или кто-то может вам на них указать, пробуйте искать к ним подход: даже если довести эту работу до конца вы пока не в состоянии, никакие усилия не пропадут даром, и вы всегда сможете начать «копать» с того места, на котором остановились. Также нужно уточнить, что работа с несколькими идеями может идти параллельно — как и со всем остальным: вы работаете с тем, что всплывает, что актуально в конкретный день или конкретный период времени, либо целенаправленно заходите «сессиями» на что-то определённое. 

Как происходит избавление от идеи? В какой-то момент созерцания вы можете ощутить, что она «выгружена» в сознательный ум из бессознательного полностью — как единая структура. Обычно это сопровождается видением череды образов и воспоминаний, отражающих различные аспекты влияния этой идеи, а иногда возникает ощущение, что буквально вся ваша жизнь пропитана её влиянием. Удерживайте «комплекс идеи» в поле внимания и продолжайте смотреть. В какой-то момент вы, возможно, ощутите, что можете отбросить идею и принять то, что есть, — каким бы оно ни было. Или отпустить идею и расслабиться — эта возможность может восприниматься по-разному. Как правило, её открывает как видение степени влияния идеи на вашу жизнь, так и видение того, сколько страданий она вам приносит, насколько она произвольна — подобно желанию, «чтобы небо было красным, а не синим» — то есть расходится с реальностью, с истиной того, как обстоят дела в мире, — и чего вы не сможете изменить никогда, даже если потратите на это всю свою жизнь: только или принять — или страдать. Тогда вы отпускаете или отбрасываете эту идею, отменяя своим сознательным решением отказаться от неё своё предыдущее бессознательное решение принять её на веру. Сказать, что если это получится, то в этот момент вы испытаете облегчение, — это не сказать ничего.

Тем не менее и в этом случае нужно какое-то время оставаться особенно бдительным к тем ситуациям, в которых проявлялось влияние этой идеи: наш ум, как известно, — великий фокусник, и способен создать любые ощущения, поэтому требуется трезвость восприятия и безжалостность к себе. Если вы всё ещё замечаете реакции в типовых ситуациях, пусть даже это реакции «на один из десяти» по силе, — снова заходите на работу с той же идеей: значит, что-то упустили, где-то недоработали, остались корни более глубокие, чем те, которые вы были способны увидеть. Это нормально. Влияние особенно глубоких идей вообще изживается только после трансформации ума, которая начинается на стадии исчезновения в Боге, между пятым и шестым нафсом, — и тем не менее без работы с ними трансформации ума не видать как своих ушей: мы должны выполнить свою часть работы, чтобы Господь мог выполнить свою. То же относится и к ряду базовых для вас «обычных» желаний.

Отрабатывая причины желаний, вы получаете возможность избавиться от них навсегда, постепенно всё больше начиная жить не желаниями, а потребностями — чтобы однажды прийти к возможности жить служением, освободив в себе место для желаний Господа — сдавшись Воле Его.

 

Понятно, что в такой маленькой, ставшей, правда, уже не такой и маленькой, статье сложно даже примерно обрисовать возможные варианты хитросплетений в уме, которые могут открываться при работе с желаниями. Да и цели такой не стоит, потому что, как водится, общая схема проста, а ситуация каждого — со всеми своими деталями и дьяволами, индивидуальна. Путь внутрь можно пройти только самому, но никто не говорит, что без помощи — потому что без помощи это вряд ли возможно вообще. А помощь, по крайней мере, на момент написания этой статьи — в виде Школы и возможности обучения в ней — вполне доступна.