Каждый человек нуждается в руководстве. Появившись на свет, он совершенно беспомощен и не имеет собственной воли; вся его жизнь и само существование подчинены другим. Без доверия его выживание невозможно, и ребёнок не умеет сомневаться – только просить и волей-неволей принимать то, что ему даётся. В процессе взросления, с развитием ума, накоплением опыта и знаний о мире, своём теле и его нуждах, ребёнок начинает приобретать то, что называется самостоятельностью – завяжи сам шнурки, почисти зубы, сходи в магазин – и, постепенно, с развитием эго, укрепление и утверждение своей самостоятельности становится целью каждого ребёнка, кроме, пожалуй, самых запуганных; и желание самостоятельности, как правило, достигает пика в период, который называется «переходным возрастом», и который, прямо скажем, у многих взрослых детей не заканчивается уже никогда. При этом тема ведения остаётся: получение образования, обретение новых навыков на работе и в жизни требует у кого-то учиться, кого-то слушать, кому-то следовать, и даже самые самонадеянные личности вынуждены наступать на хвост своего эго, следуя советам и наставлениям.

Способность следовать складывается из нескольких факторов: открытости человека – как умственной, так и «эмоциональной», того, насколько жёстко эго человека, способности доверять и, наконец, самой его необходимости в ведении.

Открытость

Что такое открытость?

Открытость на уровне ума – это способность к восприятию новой информации. Чем сильнее убеждения человека, будь это уверенность в сложившейся картине мира, тех или иных знаниях, понимании, опыте, или даже своём восприятии – тем менее открытым человек будет новому, если оно не встраивается в существующие структуры. Если же встраивается – тем хуже, ведь новое будет безнадёжно искажено в угоду сохранения старого и принесено в жертву уже известного и милого уму. Ключ к открытости на уровне ума – критичность к своему восприятию и содержимым ума. Понимание того, что твоё восприятие – несовершенно, искажено и неполно, что всё, что ты знаешь, – знание относительное, местами соответствующее реальности, местами – принятое на веру и понятое неправильно, местами – следствие твоих желаний и страхов, к реальности не имеющее никакого отношения. Знание невротика (или психопата), компенсаторное знание, нужное только для того, чтобы сглаживать неприятные переживания. Относясь критически к своему восприятию, ты будешь открыт для восприятия иного, альтернативной точке зрения, – и будешь адекватно воспринимать указания, которые расходятся с тем, что ты видишь и ощущаешь сам, относительно своего состояния в первую очередь. Будучи критично настроенным в отношении ума – ты сможешь принимать те идеи, которые конфликтуют с уже усвоенными, и в конечном итоге сможешь принять, а впоследствии и понять Путь, которому решил следовать, с его системой знаний – относительной, как и любая информация, но описывающей реальность и выстроенной так, чтобы ты мог прийти к своей высшей цели.

Открытость на уровне чувств, так сказать, или, точнее, сердечная открытость – это открытость к взаимодействию с другими людьми. Способность подпустить человека близко, почувствовать связь с ним, способность к эмпатии и состраданию. Такая открытость даёт возможность прямого контакта, возможность истинного доверия и получения знания-вне-слов. Она готовит к тому, чтобы открыться Богу и получить в итоге высшее ведение – ведение Его Волей.

Жёсткость эго

Жёсткое эго закрывает человека. Оно формируется у «сильных людей», тех, кто пережил много невзгод, длительное время преодолевал трудности или долго тренировался в социальных ролях. Конфигураций такого эго – множество, в основе – «я-знаю-всё» (или «должен»), «я-могу-всё», «никто-мне-не-указ» и тому подобные установки ума. Как правило, эти сильные люди создают впечатление открытых, поскольку их страх хорошо подавлен натренированной волей, скомпенсирован развитыми субличностями; они не боятся идти на контакт, подходят к тебе с «открытым забралом», но в стальных доспехах, поскольку их внешняя открытость прекрасным образом сочетается с внутренней закрытостью. Слушая (или делая вид, что слушают), они не слышат, авторитетов – ценят (как украшение собственного эго), но следуют в конечном итоге только себе и своему «пониманию». Критичность к восприятию и содержимому ума у таких людей, как правило, развита слабо либо применима поверхностно, заканчиваясь там, где начинаются «важные идеи» или «понимание жизни», эмоциональная открытость – присутствует, но относительна, только «на расстоянии вытянутой руки», то есть человек идёт на контакт, но жёстко реагирует на нарушение того, что понимает под личным пространством, идя в атаку или уходя в пассивно-агрессивную позицию.

Без осознания такого эго и без работы с ним следование кому бы то ни было невозможно. Люди с жёстким эго не готовы доверять, не готовы идти в неизвестность и отказываться от милых сердцу и уму представлений, и уж конечно не готовы ставить кого-то выше себя, ни в плане понимания, ни в каком-либо другом плане. Даже слушая Мастера, они будут «делить его слова надвое», переиначивая сказанное, находя оправдания для того, чтобы поступить по-своему, или прямо саботируя Работу и уходя в сопротивление.

С «мягкими вариантами» эго, конечно, тоже возникают проблемы, и любой человек время от времени сталкивается с сопротивлением, то теряя способность следовать, то снова обретая её. Здесь имеет смысл говорить о «пределах следования» – у каждого они свои, и определяются общим состоянием человека в каждый конкретный момент, а также пределами доверия.

Способность доверять

Истинное доверие идёт из сердца. Оно складывается из ощущения связи и внутренней пассивности в отношении другого человека, готовности отдать ответственность за свою судьбу в руки другого. Такое доверие не нуждается в оценке ума и анализе того, например, насколько верен тот или иной данный тебе совет или указание, насколько сочетается с твоим собственным пониманием или прочитанным тобой в книгах. Фактически ты доверяешь другому свою жизнь, становясь, как в классическом примере,  «подобным мертвому в руках человека, омывающего покойников» (пример как раз указывает на упомянутое «качество пассивности»), и всё, что от тебя зависит, – это точно понимать указания и неукоснительно следовать им. Отчасти такое доверие связано с одной из базовых потребностей человека – потребностью слияния с чем-то бо́льшим.

Началом этого доверия может быть «доверие ума» – которое всегда ограничено. Уверенность ума появляется тогда, когда образ человека, дающего указания, и сами эти указания, совпадают с ожидаемым или выходят за его границы не слишком сильно. Уверенность в том, что твой Мастер и твой Путь – истинны, помогает, но как только появляется конфликт с имеющимися представлениями, полученные указания выглядят противоречивыми («вчера говорили делать одно, сегодня – другое») или идут в разрез с собственным пониманием человека, что ему делать или над чем работать в данный момент, ум уходит в сопротивление.

Многим людям сложно доверять – из-за обманутого в прошлом доверия, детских психотравм или просто раздутого эго, и пока эти проблемы не будут отработаны, доверие ума не сменится доверием сердца.

Если нет даже доверия на уровне ума, человек, как правило, не вступает на предложенный Путь или быстро сходит с него.

Необходимость в ведении

Что же такое необходимость в ведении?

Эта необходимость появляется тогда, когда ты понимаешь, что не можешь опереться только на себя самого. Сталкиваясь с невозможностью преодоления внутренних препятствий, с ограниченностью собственного понимания и восприятия, ты начинаешь искать того, кто знает, понимает и может; и чем больше твоё желание продвинуться на Пути, тем больше будет ощущаться необходимость в помощи. Усиливаться эта необходимость может намеренным страданием – в этом контексте я понимаю под ним регулярное возвращение к осознанию своей ограниченности: ограниченности своего восприятия, возможностей и бытия вообще. Это прекрасный способ питать необходимость в ведении, в том случае, конечно, когда такое осознание не приводит к всплескам жалости к себе или самоотрицания.

Необходимость в ведении растёт, когда ты видишь плоды, которые оно приносит. Например, тебе указывают на какую-то твою реакцию, ты ничего подобного в себе не видишь, и в ответ на слова у тебя появляется сопротивление, но приняв сказанное, точку зрения говорящего, и посмотрев на свои проявления с этой точки зрения, ты замечаешь в себе нечто новое – то, чего не видел раньше, или видел, но не признавался себе и вообще старался поменьше смотреть в эту сторону, и в результате ты получаешь новое направление в работе над собой. Или тебе советуют совершить то или иное действие, которое кажется тебе бесполезным или слишком сложным, но преодолев себя и сделав необходимое, ты приходишь к изменению своего состояния. Точно следуя указаниям в выполнении практик, ты получаешь запланированные не тобой результаты. Получив опыт следования, ты укрепляешься в понимании его необходимости, и постепенно приходит понимание того, что без этого следования, без руководства, ты так бы и сидел в своих тупиках, шёл бы не том направлении или обходными тропами, которые сильно удлинили бы твой путь.

 

Постепенно приходит понимание того, что следование – суть Пути, следуешь ли ты, поначалу, книжному знанию, получив руководство – Мастеру или, на поздних стадиях Пути, – Богу, воспринимая Волю Его… принцип один, отличается степень готовности следовать, и, учась мало-помалу, ты готовишь себя к следованию всё более высокого порядка.