Знакомясь с разного рода рассуждениями на темы духовности, то и дело натыкаешься на кочующий образ невинного ребёнка, которому следует уподобиться любому человеку, тянущемуся к Истине. Или предлагают вспомнить "просветлённое" состояние детства, "когда дури в голове было меньше".

Понятно, что образ детской невинности, ставший ходульным, попал в обиход духовных писателей с лёгкой руки Иисуса Христа. И как бы принадлежал христианству. Но в эпоху быстрого питания каждый искатель в качестве духовной пищи получает то винегрет, то окрошку, сделанную на основе всех известных религиозных течений мысли. И вот наши интернетовские горе-писатели, рассуждая о буддизме, призывают читателя вспомнить детство; и детская невинность нет-нет, да и всплывёт немым укором в совершенно, казалось бы, далёком от неё тексте.

Не желая отставать от своих собратьев по перу, я тоже решил рассмотреть столь привлекательный вопрос невинных детей. Что подразумевается под невинностью? Прямой смысл - невиновность. Ладно, допустим, что они не кидаются камнями в проходящие поезда. Тогда - да, такой смысл приемлем. Чаще всего, однако, под невинностью подразумевается чистота ума, незамусоренность знаниями, которые отрывают человека от прямого переживания окружающей реальности. Состояние, когда память ребёнка ещё не насыщена массой объектов с приляпанными к ним ярлыками названий. Ум пуст, поэтому не может встревать в процесс восприятия. Другими словами, когда ребёнок ничего не знает и не понимает - это блаженное состояние невинности, а когда в том же состоянии оказывается взрослый, многие с негодованием называют его невежей - то есть носителем невежества. Попахивает столь широко распространёнными среди некоторых прогнивших демократий двойными стандартами.

Другой смысл невинности - неиспорченность. Но это, в общем-то, продолжение ситуации незнания. В силу своей слабости и неразвитости, дети не могут хотеть плохого и не успевают вляпаться во что-нибудь серьёзное. По этой же причине у них ещё нет дурных привычек - они просто не успели ими обзавестись. Энергия детских желаний очень велика - спросите об этом любого родителя, вам расскажут. А желание, как известно, лежит в основе лишения невинности.

Знаете, почему детство многими вспоминается как некое блаженное время? Для одних - это время безответственности и безусильности, играй в своё удовольствие, и все дела. Для других - период постоянного избытка энергии, плещущейся через край, и ощущения того, что всё впереди; восприятие мира, как места полного манящих аттракционов, обещающих все виды наслаждений. А не той юдоли страданий, которой мир постепенно становится для человека.

Многие дети, конечно, выглядят и пахнут куда лучше стариков. Не думаю, однако, что это может быть основанием для использования их в качестве символа истинной духовности. Слишком уж размыт смысл - каждый должен понимать его в меру собственного опыта общения с детьми. А ведь многие учителя и писатели, использовавшие образ детской невинности, сами-то детей не растили. Может поэтому у них немного романтичное представление об этих неугомонных существах? Кто знает.

Если же в качестве примера невинного восприятия нам предлагается короткий промежуток детства от момента, когда дитя стало ходить самостоятельно, до момента, когда оно бегло заговорило - то его лучше описать по-другому. Можно, например, сказать о восприятии, в котором между воспринимаемым и воспринимающим не стоит ум со своими суждениями. То есть, когда человек разотождествлён с умом и получает информацию от всех органов чувств, не вербализируя её, не внося искажения посредством ограничений, имеющихся в любом языке. Когда бытие человека выросло из тела ума, стало шире и больше его - то, что называется выходом за пределы ума. Когда сознание обрело свой центр.

А невинных детей предлагаю оставить в покое. Желающих ими заниматься и без нас, духовных людей, предостаточно.